Глава 4

 

 

 

Этюды оптимизма

 

4.1. Поле битвы.

Ели бы не было шанса на выживание духа народа, то я не стал бы писать эти книги. Логика простая. В случае падения духа до уровня, когда он будет раздавлен экономикой, страна становится добычей более сильного государства. Сильное государство несёт свои традиции, свой стиль существования не как насилие, а как само собой разумеющееся.

Борьба нашего времени будет не силой технического потенциала, а силой экономики.

Однако здесь нужно разъяснение. Также как в циклах природы существуют циклы общественного базиса. Напомню, что природа имеет короткие циклы в виде суток, длинные циклы в виде года и эпохи. Когда наступает, например, начало лета, то всё заполняется единым духом на создание телесности, растений, живых организмов и человеческого организма тоже. Всё входит в качество, но базовым является техническое, опорно-двигательная часть. Когда сменится этот период года, то базовым становится сочное многообразие. Точно также в эпохах в развитии человечества базовый фундамент меняется. В предшествующей эпохе базовым было создание таких же материальностей сил, как это был в примере в начале лета.

Наступило плавным преобразованием новая эпоха. Развитая на этом силовая и техническая база уходит в фундамент существования. Полем развития и борьбы становится экономика.

Если при достижении конфликта в силовых базах является техническая война, то при достижении конфликта в новом основании война будет экономическая.

Как всегда на первом этапе любого развития идёт борьба путём престижа. Престижным были технические достижения в тяжёлой промышленности, авиации, техники. Престижным теперь становятся, которые выражаются в многообразии средств обеспечения жизненных условий Человека.

И всё же. Любое начинание идёт не с провозглашений, а с романтики. Так осваивали авиацию, не полагая в ней будущий потенциал могущества государств.

Романтика увлечений является изначальным духом развития. Она не ставит целей. Этим гарантируется красота и гармоничность, которая привлечёт массы населения к свершению. Крикливыми призывами, лозунгами, величиной зарплаты не будет достигнута точность гармонического процесса.

Более глубоким лежит созревший момент. Примером тому является молодое государство после 1917 года. Сначала идёт пафос идей, романтика ожиданий. Затем последует материальное заполнение. Романтический подъём, энтузиазм и оптимизм, компенсирует с избытком все экономические лишения.

К зарождению нового стиля народы СССР пришли своим естеством к 1970 году.

Революция не обязана быть с катастрофами. Наоборот, честь и хвала народу, который плавно и безболезненно переплавляется на новый стиль своего базового существования.

Впрочем, как и природа, народ всегда переплавляет свои характеры гармонично. Нарушение может быть только вмешательством или сторонним, или со стороны правительства. Примером такому вмешательству является несоответствие личностного характера Л.И.Брежнева с массовым преобразованием духа народа.

А как же быть с силовым потенциалом?

Как у окрепшей в начале весны яблони последует цветение, и оно не отменяет ствол и листья, точно также стабилизируется силовой базис пределом своих возможностей.

Пределом возможностей силы стало ядерное оружие. О пределе возможностей экономического оружия ещё говорить рано.

-          Как прошла Ваша встреча с интересующимися, - спросил Сергей при очередной встрече перед началом лекции на факультете журналистики МГУ.

-          Ты имеешь ввиду молодёжь?

-          Да. Разные у них характеры. Но ребята думающие.

-          Смотря что ты подразумеваешь под этой прогрессивностью. Есть два состояния думанья. Одно из них следует духу романтики и оптимизма. Там знания состоятся только в перспективе. Другим является момент уже свершенного. Увлечения закончились, и появилось содержание. Чаша может быть ещё не наполнена. Есть окончание, когда чаша наполнена до краёв.

-          Вы имеет ввиду Юрия? засмеялся Сергей.

-          Да. Были и другие, но они сидели и подсматривали.

-          Их можно понять. Классическим в этом варианте является силовое воспитание.

-          О какой силе речь?

-          Я думал, что сила всегда одна.

-          Есть сила духа, есть сила телесности, есть сила влечений. Сила влечений нашего времени закладывает силу будущего могущества. Если быть второй мировой войне, то она будет экономической.

-          Третьей мировой войне

-          Я не оговорился. Многообразие силовых войн на базе технических средств по сущности представляет конфликты одного типа. Классификацию на первую и вторую мировую войну придумали чисто условно. Таких войн было много. Да и во второй мировой войне участвовала от силы треть населения земного шара. Интеллекту Европы характерно говорить именем народов, имея в виду себя. По существу такие формы войны морально устарели. Теперь незаметно в войну начнут вводить элементы экономических блокад.

-          Не вяжется это с понятием войны.

-          Война она и есть война. Даже во время технических войн, были те, кто на этом процветали. Были те, кто гибли, а были те, кто толкали их на эту гибель. В экономической войне будут точно такие же жертвы. Как всегда это жертвы массовые. Достаточно блокировать средства питания, дыхания и других видов жизнеобеспечения, как стран парализована.

-          Но это исполняется и во время технических войн.

-          В экономической войне нет выгод разрушать то, что будет захватываться. Нет смысла уничтожать народ, который будет трудиться на нового хозяина. Главным в экономической войне должно быть не рабство, а естество труда созидателей. В этом серьёзнейшее отличие.

-          Вы хотите сказать, что в экономической войне меняется всего лишь надстройка нахлебников?

-          Казалось бы, что для труженика и созидателя всё равно, кто сидит на его шее. Но на встрече с парнями я специально заострил их внимание на созидательном духе Конституции. Силовые структуры, несущие в себе дух народа обеспечивались заполнением после революции выходцами из народа. До определённого момента Конституция гарантировалась в созидательном соответствии духу тружеников. Вмешательство духа другого народа в лице экономического и силового захвата может не соответствовать духу народу, которому, как это не парадоксально, всё равно на какого пахать.

-          Получается, что слово пахать в случае гармоничной Конституции теряет смысл.

-          Это верно. Я сказал для контраста того момента, когда свои вышли из категории созидателей в нахлебники. Вот тогда безразлично на кого пахать.

-          А как быть с патриотизмом.

-          Оставим пока патриотизм для последующего. Посмотрим на сегодняшние факты. Доллар США берут с удовольствием, хотя с патриотических позиций нужно упрямо служить рублю. Но доллар он не сам по себе. С таким же успехом можно было брать йену или песу. Разница в экономической силе. Здесь наглядный пример. Достаточно было надстройке стать нахлебниками, как народ им изменил.

-          Интересная трактовка измены.

-          Изменой во время Отечественной войны считали не факт преступления, а степень отклонения от духа своего народа. Правительства тогда и армия ещё не скомпрометировали себя и не перешли в ранг нахлебников. Если бы завоеватель пришёл тогда, когда был бы уже нанесён удар по своему народу правительством и силовыми структурами, то никто бы грудью на пулемёт не ложился и под танки с гранатами не бросался. Такая страна обречена. Если к тому же завоеватель идёт в гармонии с созидательным процессом народа, который он завоевывает, то народ будет встречать завоевателя с цветами. Начиная с Горбачёва, народ ощутил гнёт своих. Это ещё народ не знает о тайном геноциде. Но уже этого хватило, чтобы в виде цветов появились доллары и товар, который по качеству хуже отечественного. Это и есть экономические пули. Как видишь страну можно завоевать так, что народ будет тому рад. Это плавный захват стран.

-          А вы говорили о войне.

-          Война бывает только тогда, когда сталкиваются два равнозначных противника на одной и той же базе.

-          Теперь мне понятно, почему учинили войну Германия и СССР в 1941 году.

-          Да, Германия в мягком режиме революции вошла в фазу наращивания материального базиса силы. Если ты знаешь историю, то заметил, что самым глубоким фундаментом был идеологический взлёт и дух германского народа. Тоже самое, но после болезненной революции, было и в СССР. Оба государства оказались равными и по духу подъёма в народе и по результату этого духа в виде технической силы. Наступила мера. Мерой является несоответствие двух Конституций. Однако если помнишь народ Австрии встретил германские войска с цветами. Это есть тот случай захвата, когда Конституция Австрии вошла в противоречие с созидательным духом австрийского народа.

-          Я смотрел Конституцию Германии. Она очень похожа на Конституции других стран.

-          Когда-нибудь ты познакомишься с Основами многополярности. Достаточно в систему ввести дополнительный элемент, или убрать всего лишь один элемент, как свершится одно из двух: или система погибнет, или войдёт в гармонию. Гибель системы отношений обеспечивается тем, что новый элемент по функциям исключает неконфликтное взаимоотношение. Сохранится система только в том случае, когда функции после дополнения или изъятия элемента войдут в гармонические взаимосвязи. Гармоничность означает не конфликтность. Однако особо подчеркну, что система от этого резко меняется. Прочитай внимательно новую Конституцию России. В ней заложено противоречие. Это и есть тот симптом, когда или Конституция развалит страну за счёт этого конфликта, или придётся Конституция менять.

-          Где наличествует это противоречие?

-          Я чувствую, что ты вырос в народной среде.

-          Да. Я из деревенской глубинки. А как Вы это заметили?

-          По созидательности в характере. Поэтому я сразу доверился тебе, зная, что у тебя обязаны быть благородство, честность, порядочность, патриотизм и совесть. Это легко высчитать, видя каким духом ты наполнен. Поэтому, если ты будешь читать Конституцию Российской Федерации только с позиций созидательного духа, ты тут же обнаружишь вставки, идущие от ума. Так я тебе предлагаю домашнее задание. Если помнишь, Конституция пишется по непроявленным законам тружеников и созидателей, а законы пишутся на случай нарушения принципа единения. То есть законы находятся за гранью созидательности и в них речь только о наказаниях. Наказание это не созидание. Наказание помнится не позитивным, отрицательным естеством. Поэтому они противоположны и несовместимы. Ум и занимается законами. Для ума не проявленные законы жизни народа не по его возможностям. Введённый в Конституцию элемент ума, разрушит её или такая Конституция предназначена для народа, которого нет.

-          Хорошо бы рассмотреть моральное старение армии.

-          Можно опять вернуться в истории народов. Незримо прошли те этапы предыдущих циклов, когда силой являлись не военные, а, например, долг и честь. Человек мог покончить собой, поняв, что повредил своей чести, то есть совершил бесчестный поступок. Для таких не нужна гильотина. В чём тут дело?

-          Понятие чести относится к моральным категориям.

-          Были ли такие понятия у хлеборобов или пастухов?

-          Нет.

-          Почему?

-          Трудно сказать. Это касалось

-          Интеллектуалов. Поставлю вопрос иначе. Нужны ли категории морали и чести созидателю? Так ты ответишь на вопрос, почему труженику не нужны подобные понятия.

-          Получается так. Догадываюсь, что через понимания кристаллизуется фундаментальные категории. К ним и относятся элементы морали, чести, долга, порядочности, добросовестности.

-          Понятие это удел только интеллекта. Смени интеллектуальную базу и тут же мораль изменится. Отсюда возникает более глубокая тема: в каком соотношении находятся интеллектуальные понимания с духом народа?

-          Тема почти что из литературы и искусства.

-          Заметил. Бывают моменты, когда начинается спор о том, что в народе нет благородства. Те из спорящих, у которых есть совесть, долг и честь, соответствующие созидательному процессу, увидят, что простой народ не афиширует эти категории потому, что живёт ими как само собой разумеющимся. Почему?

-          Логика простенькая. Можно идти от обратного. Если у надстройки понятие чести и долга будут против, то кто их будет кормить.

-          Вот так и происходят болезненные революции. Когда интеллектуальные понятия оторвутся в своих обобщениях в виде долга, чести, порядочности от само собой разумеющегося моральными категориями народа, то народ сбрасывает с себя дармоедов. А теперь вернёмся к моральному старению армии. Здесь заложены два аспекта: долг и честь, с одной стороны, и созидательность, с другой.

-          Но Вы говорили о том, что армия не всегда представляется военными.

-          Это верно. На сопоставлении с нашим понятием армии, как технических средств, я привёл пример не менее сильной армии из той фазы, которая будет очередной даже после экономической армии. Это ещё впереди. Но в циклах истории три базовых вида армий заметить не сложно.

-          Значит, армия морально стареет за счёт созревания другой армии?

-          Я не случайно взял в пример вообще незримую армию в виде морали и чести. Это сделал я для контраста. Когда в базе стоит первая фаза технического вида, то силой являются правоохранительные органы. Они и есть исполнители власти. Когда наступит момент экономического базиса, то силами будут банки, а солдатами будут банковские служащие. Когда наступит ещё одна следующая фаза, то силой станет моральные и этические формы, когда слово уже является гарантией.

-          На примере дерева и на очереди появляющихся цветов понять легко. Трудно отказаться от привычек мышления.

-          На первой базовой ступени техническое оснащение тоже требовало своё мышление, своё искусство, свою идеологию.

-          Мыслительной силой была инженерная мысль. Что ляжет в основе нового базиса?

-          Инженерная мысль всецело лежала в механике. Механика машин, механика вооружения, механика тяжёлого производства и даже авиации. Уже теперь можно заметить, что инженерная мысль круто изменилась. Она плавно перешла на базу сложных систем. Это чётко соответствует новой фазе.

-          В чём это наблюдается?

-          Лучше всего это заметить на искусстве, которое отображает фазу. Искусство прошлого этапа поднимала дух силы, напора, стойкости, выносливости, горделивости. Такому духу соответствовала и техника. Героика воплощалась в механизм. Искусство соответствовало тому в музыке. Песни были подъёмными и вызывали энтузиазм. С уходом фазы стало меняться искусство и характер населения. Новая фаза отобразилась в интересах к многообразию. Теперь слова большой, великий, много являются слишком скудными. Их заменяют слова красочный, гармоничный, изящный, элитный, эксклюзивный. Разносортица и многообразие требуют сложной взаимосвязи. Вот так незаметно формируется сложные интересы и соответственные тому системные инженерные понимания. Поэтому понадобился новый инструментарий. При хорошем разумении компьютерную технику можно было высчитать за долго до появления самих компьютеров.

-          Следовательно, можно высчитать очередной базис?

-          Об этом сейчас рано. Пока могу сказать только то, что сложные системы делают шаг в приближении к Человеку.

-          Приближение полагает относительно чего.

-          Техника моделирует собою опорно-двигательную систему Человека.

-          В каком смысле?

-          Экскаватор это усиленная мышца. Трактор это тоже усиленные мышцы. Автомашина ускоряет принцип движения.

-          Что отражают сложные системы?

-          Функциональную, физиологическую сложность и биохимические процессы организма.

-          Попробую догадаться. У меня получается, что в инженерную мысль попадает биофизические и биохимические процессы.

-          Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть повышение в это направление внимания. Например, генетика, генетическая инженерия. Они соединятся со сложным мышлением инженерных программ.

-          Трудно отследить схожесть между государственным телом и характером инженерного мышления. Поясню. На первом этапе, как Вы говорили, хорошо просматривалось соответствие искусства и техники по духу. Как заметить это в сегодняшнем искусстве.

-          Прежде всего, музыка перешла в совершенно другое звучание. Электронные эффекты украшают музыку так, что она, будучи даже примитивной, воспринимается красочно. Осталось дело зарождением талантливых к таким возможностям композиторов. Если убрать патологию в кино американского мордобоя, то можно заметить и сочность красок и сложность многообразных тем. На такую возможность, возможно, родятся соответствующие таланты режиссёров и сценаристов.

-          Вы всё время говорите о возможном. О возможных композиторах, о возможных режиссёрах, о возможных художниках.

-          Фаза, ведь, только начинается. А в предыдущей фазе мы знаем в её полноте. Когда она начиналась, песни тоже были примитивные, и кино было примитивным, и живопись была примитивной. Ароматы в парфюмерии тоже были примитивные. Так и теперь. Пока мы слышим примитив, смотрим по телевидению примитив, слушаем примитив речей.

-          Речи это из области мышления. Выходит, что мышление тоже будет меняться?

-          Обязательно. Оно будет меняться не от того, что кто-то сейчас сидит и усиленно мозгует. Оно вынужденно меняться из-за сложности социальных отношений на экономическом базисе. Конечно, идут потери удалением от человеческого фактора.

-          В каком смысле?

-          В том же самом, в каком я говорил и раньше: интеллект противоположен непосредственному восприятию. В непосредственное восприятие вложены все наши эмоции. На красоту зрение реагирует без размышления. На гармонию слух реагирует без осмысления. Ароматы мы вкушаем не задумываясь. Как только вы будете размышлять о содержании зрения, эмоция тут же уйдёт. Можно рассказывать о музыке, но самого процесса наслаждения музыкальным произведением не будет. Итак, ум выталкивает из сознания эмоцию. И наоборот, эмоция останавливает мышление.

-          Получается парадокс: развитие Человека против самого Человека.

-          Слово против не уместно. Идёт преобразование. Для усиления интеллекта путём его усложнения потребуется сперва усиление органов восприятия, а затем и усиление качества Человека. Только этим можно создать гарантию, что ум не погубит человека. В прочем это не ново. Любой перекос опасен, но именно перекос даёт заказ и является шансом развития человека.

-          Как понять усиление восприятий?

-          Это не нужно понимать. Это можно наблюдать. Появился неожиданный спрос на обливание холодной воды тела по утрам. Это усилитель на осязание. Появился спрос на втыкание игл. Появились нюхательные и визуальные усиленные раздражители. Случайного ничего не бывает. Но всему есть мера.

-          Это понятно. Вместо иглы гвоздь не воткнёшь. Воду холоднее, чем снег не сделаешь. Но что дальше?

-          Дальше следует смена самой сущности восприятия, но об этом сейчас не время, а то получилось, что мы начали с морального устаревания армии, затем инженерной мысли, затем мышления как такового и дошли до необходимости спасать себя от развития.

-          Я не вижу в том разорванного понимания. Всё это я воспринимаю в одном комплексе.

-          Не каждому такое дано. Одни идут инстинктивным увлечением и ищут усилители. Другие идут к тому с осмыслением. Так или иначе, процесс движется целостной волной. Заслуга тех, кто идёт через осмысление в том, что вероятность попасть в перекосе в патологию меньше.

-          Можете привести пример?

-          Конечно. Кто-то начал обливать себя холодной водой и ему похорошело. Он не соображает, что использует усилитель по воздействию на осязание. Из линейного мышления следует чем больше, тем лучше. Это остаток от предыдущей фазы и он принесёт свой негатив. Чрезмерность вызовет заболевание. Речи нет о простуде. Усилитель это последний и переходной момент от старой фазы. Он должен быть временным. Такое надо понимать.

-          А что дальше?

-          Дальше должно быть снятие.

-          Что это такое?

-          Я использовал термин Гегеля, хотя сам уточняю, что одновременно должен произойти сброс. Этот термин понять проще. При сбросе происходит отказ от всех предыдущих функций, методов, приёмов, пониманий.

-          Сам отказ понятен. Но получается за этим пустота.

-          Очень хорошо подмечено. Новое не может пониматься. Если новое имеет понятие, если его можно объяснить, то это- вариант старого. Новое рождается из качества, а не из мышления. Это единственный ход.

-          Какое качество предваряет новое?

-          По-моему об этом мы уже говорили. Сперва идёт романтическое не целевое увлечение. Если такое произойдёт по обоснованию ума, то человек лишится гармоничности, то есть попадёт в патологию. Естественное влечение передаётся в органы восприятия. Их шесть. Тело побуждается к действиям. Зрение ищет красочность, соответствующею фазе. Слух выбирает сочность и сложность. Осязание нуждается в многообразии воздействий и при этом получает удовольствие. Обоняние вкушает и жаждет многообразных ароматов. Вкус приобретает аппетит; но перловой каши будет не достаточно.

-          Трудно вообразить такое начало в массе народа.

-          Обычно этот процесс идёт незаметно. Уже во времена Брежнева люди незримо проявили интерес к многообразию ценностей.

-          Это я помню.

-          Поэтому никто не замечает качественное преобразование. Его можно осмыслить лишь по свершению.

-          Получается несоответствие, ведь осмысления нет.

-          Не дай бог, если в ходе процесса вмешается интеллект.

-          Почему?

-          Интеллект, то есть инструмент знаний, всегда вчерашний. Он может использовать лишь прошлый опыт. Сперва идут качества. Они вне понятий. Затем идут события. Они представляют разнообразные факты. Затем в фактах наблюдается один и тот же стиль. Только после этого устанавливаются закономерности.

-          Всё как по сценарию.

-          Даже этот сценарий представляет собой наблюдение постфактум. Но такое интеллектуальное построение отличается от фазового интеллекта.

-          Как это понимать?

-          Интеллект фазы связывает нитью факты самой фазы. Именно таким образом происходит закрепление этой фазы. Если этот вид интеллекта не отпустит фазу при её окончании, то вместо созидательного, он тут же превращается в разрушительный. Так заболевают государства и конкретные люди.

-          А чем отличается интеллект другого вида?

-          Интеллект, отпускающий фазу, отличается отречением. Это характерно для людей, которые знают, но качество влечения перебивает у них рационалистические поступки. Другой вид интеллекта охватывает наблюдение больших циклов, куда входят содержание многих фаз и наблюдение различающихся качеств.

-          Что-то наподобие истории?

-          В истории есть факты, но нет качеств. Этим она всегда будет оказываться в состоянии бесполезности.

-          Почему?

-          Каждый заметит, что новая фаза трактует одну и ту же историю себе в угоду. Так история превращается в разновидность интеллекта данной фазы.

 

* *

 

*

-          С тобой хочет встретиться банкир, - подошла ко мне Татьяна. У него какие-то проблемы. За встречу он предлагает сто долларов.

-          Неплохое начало. Я согласен.

-          У меня достаточно серьёзный бизнесный вопрос, связанный с банковским делом, - представился Пётр Ушанов.

-          Слушаю.

-          Речь идёт о трёх с половиной миллионов долларов. Ситуация сложилась так, что за эти деньги началась борьба. Мне, естественно, идёт угроза. Как быть?

-          Скажу однозначно. Деньги нужно отпустить.

-          Сумма уж больно крупная.

-          Я даю рекомендацию из сложившейся ситуации с учётом перспективы. Сейчас произошёл этап грабежей народа. Каждый из вас мнит, что это уже узаконенные деньги. Но вскоре всё будет иначе. Награбить законно деньги не составляет теперь труда. Ельцин узаконил разграбление, и условия этому создал Горбачёв психологической инфляцией. Всё катит, как по маслу. Однако всему есть мера. Как натянутая струна откатывает назад, точно также наступит момент более серьёзный. Награбленное должно стать на службу государству. Только в таком случае оно станет законным. Вот это и будет будущим натуральным этапом.

-          Получается, что мои деньги ещё не мои?

-          Именно так. Все взятки, делёж, махинации, манипуляции, банковские изощрённости представляют собой хаос, пока не имеющий отношение к государственности. Идёт своего рода внутри банковский рэкет. Ты попал в ситуацию рэкета.

-          Образное выражение.

-          Этот рэкет отличается тем, что он вписался в узаконенные грабежи. Любое вмешательство со стороны государства теперь, не исправит положение. Я же даю совет на будущее. Сейчас ты сохранишь себе профессиональный опыт, психическое здоровье и чистую будущность. Это и есть жизнь. Никакими деньгами утраты подобные потом не компенсируешь.

-          А можно по точнее.

-          Через пару лет государство начнёт причесывать всех мнящих сейчас, что это их собственные деньги. Это и будет ход к справедливости. Начнётся буза уже в среде иерархов. Чем скорее и чем раньше кто-то это поймёт, тем полезнее государству он будет.

-          А как быть с личным интересом.

-          Это и будет личный интерес. Остальные, не вписавшиеся, будут раздавлены. Иные потеряют свои нервы в процессе отмазывания себя от обвинений вне законных махинациях.

-          А если нет махинаций?

-          Ты меня удивляешь. Ты же экономист по образованию. Каким образом без махинаций можно заработать в течение нескольких лет даже сто тысяч долларов?

-          Существуют законные операции.

-          Это так кажется. Закон поставлен так, что если следовать каждому его пункту, то любой производитель или банкир обязан разориться.

-          Почему?

-          Государство находится в больном состоянии. Это означает, что производство деградирует. Потребитель упирается изо всех сил, чтобы не только не уменьшить потребление, но и увеличить его в связи с рыночной экономикой. Теперь вопрос, откуда при всеобщем падении, у кого-то появится увеличение?

-          Кто-то должен обнищать.

-          И этому есть мера. Кроме того, опять пухнет армия нахлебников. Они тоже садятся на плечи производителей. Нахлебники тоже в законе. Так получилось, что воров в законе оказалось избыток в сравнении с производством. Следовательно, для оздоравливания государства будет неизбежным какую-то часть воровства объявить вне закона. Дальше всё будет таким же законом, как и сегодняшнее воровство.

-          Так кто же подпадёт под эти репрессии?

-          Репрессиями это называть будет несправедливо. Попадёт тот, кто из-за лёгкой наживы возомнит о себе и поставит себя в противостояние принципу государственности.

-          Хорошо. Я такие крупные деньги отпущу. Что мне делать потом?

-          Сначала отпусти, а потом поговорим опять.

Прошло около года. В течение этого времени Пётр присутствовал на моих популярных лекциях и ходил на практические занятия. Вёл себя крайне скромно. Так что я даже не знал, отпустил он три с половиной миллиона или нет. Однажды он опять предложил сто долларов за встречу.

-          Побольше бы таких, - пошутил я, - всё пахать пришлось бы меньше.

-          Я отпустил те деньги, - сказал Пётр, - хотя признаюсь честно, очень переживал, а иногда и жалел, что совершил этот поступок. Теперь я сижу на жалких остатках. Как мне быть?

-          Не считай, что все ваши хаотические махинации шли вне поля зрения со стороны государственных органов. Честность и профессионализм чем дальше, тем больше будут в цене. Пока пребывай в своих кругах. Жди, вскоре тебе дадут назначение. Самое главное, получив назначение, не искусись на взятки.

Прошло ещё время. Пётр опять испросил аудиенцию за сто долларов. Всё это время он ходил на лекции. Одновременно посещал курсы по банковским реанимациям.

-          Мне предлагают возглавить банк в Твери.

-          Выгодное предложение.

-          Я москвич. Квартира у меня в Химках. Тверь- это периферия.

-          А что тебя смущает? Если профессия доставляет удовольствие, то какая разница, где ты будешь ночевать. Более того, вместе с тремя миллионами, ты освободился от жены.

-          Ну, что ж я приму предложение.

-          Только обязательно помни: выполняй работу со вкусом и добросовестно. Не бери взятки.

-          То есть, изолироваться от них?

-          Ни в коем случае. Люди это среда, зреющих отношений. Общайся. Наблюдай. Разве в этом обязательно давать и брать взятки?

-          А что потом?

-          Ты сначала выполни всё, что я сказал, а там поговорим.

Прошло ещё некоторое время. Пётр опять попросил аудиенции и опять предложил сто долларов.

-         Теперь можно и бесплатно, - сказал я Татьяне, а то не удобно как-то. Я брал у него деньги не ради денег. Это была проверка на серьёзность отношения ко мне. Эту серьёзность он доказал. А деньги я заработаю писательским трудом и лекциями.

-          Мне опять предложили возглавить Мост-банк, но уже в Москве.

-         Неплохое предложение. Это место политическое. Тебя ставят на исполнение государственных обязательств. Значит, тебе доверяют.

-         Неужели, всё это плановое?

-         НЕ следует делать незаслуженный комплимент различным службам. Плановости никакой нет. Идёт естественный процесс. Гусинский оказался тем самым иерархом, у которого не хватило таланта ощутить, что в государственной системе деньги должны служить народу.

-         Разве банк не служит государству?

-         Правительство необходимо для того, чтобы всё увязывать в единый комплекс. У правительства есть информация с тех областей общественных надобностей, которое для Гусинского безразличные.

-         Помню, об этом Вы говорили ещё в нашу первую встречу.

-         Это только начало. Всех, кто возомнил о себе, будут причесывать по порядку.

-         А как будет с Мост-банком?

-         В конечном итоге, Гусинский наткнётся на правовую стенку. Будет шумиха точно таких же как он. Кто-то на этом поживится. Кто-то на этом проиграет. Но в итоге, Гусинский, если ему хватит ума, сбежит за границу.

-         В чём моя роль? Мне никто не даёт указание дальнего вида.

-         Они и сами не знают. Зато я тебе скажу. Твоя роль сведётся к тому, чтобы благополучно похоронить Мост-банк. Поэтому не оступись. Теперь ты между двух огней.

-         Каких?

-         С одной стороны, тех, кто законно награбил, скопилось очень много. В их руках сила денег и огромная возможность купить даже депутатов. Они могут купить и киллера. Поэтому с ними веди культурные отношения. С другой стороны, государственные интересы. Деньги тут хилые, но сильны силовые структуры. Вот и выбирай. Возможно, что тебе будут предлагать деньги и взятки крупных размеров. Если искусишься, то в глазах государства ты себя зачеркнул. Тогда бери в очень больших размерах, так как тебе останется сбежать за границу вместе с Гусинским.

-         А что бы Вы выбрали?

-         Между деньгами и народом?

-         Понятно.

-         Однако помни, что тебе прямых указаний на то, чтобы ты похоронил Мост-банк со стороны правительства не будет.

-         А как же ориентироваться? Ведь будет длительный процесс. Каждый день нужно общаться и вести банковские дела. Общаюсь я как раз с теми самыми, кого Вы называете грабителями.

-         О верности твоих ходов, мы узнаем по твоему здоровью.

-         Не понял.

-         Я разве тебе не рассказывал про секретные СС? Если ты будешь нужен государству, то твоё здоровье никто подрывать не станет. Если ты сделаешь промах, то тебя тут угостят химическими соединениями и вирусами.

-         А если СС подкупят те, кто имеет большие деньги?

-         Это возможно в мелком бизнесе. Мост-банк место крупной политики. Это пробный камень. Опыта такого в государственной системе ещё нет. Вплоть до Путина такие точки будут тщательно контролироваться. При удачных твоих делах в здоровье твоём государство заинтересовано.

-         Они, что уже решили похоронить Мост-банк?

-         Нет. Всё находится в процессе. Цель они такую не поставили. Никто ещё не знает, как поведёт себя Гусинский дальше. Предположим, что у Гусинского проснётся совесть. Какой тогда смысл, хоронить крупную единицу единой банковской системы. Центробанк не справится в одиночку с государственными задачами. Но Центробанку не нужны независимые княжества. Они вредят единой системе распределения государственного потенциала.

-         Но Вы уже сказали, что Гусинский сбежит.

-         Я слишком хорошо знаю людей. Тебя я проверял деньгами и твоим поведением. Не в комплимент тебе будет сказано, но ты оказался исключением. Остальные вцепятся в деньги так, что для них это будет последний и единственный бой.

Так всё и произошло. Пётр был в недоумении от моих прогнозов. Не заметно банк угасал по естественным причинам. Огромная сеть Мост-банка со служащими оказалась вне использования в государственных интересах. Это специалисты. Вины за ними никакой. Они получают свою скромную зарплату. Терять их не выгодно для государства. Пётр пришёл ко мне.

-          У меня созрела идея заняться реанимацией таких банков как Мост.

-          Хорошая идея и для государства полезная. Кроме того, теперь очень много гиблых предприятий. С двух сторон их разорение не выгодно. С одной стороны, это рабочие места. С другой стороны, это готовые здания, техника и точки по производству.

-          Надо это хорошенько обдумать.

-          Обдумывай, но сейчас тебя никто не поймёт

-          Почему?

-          Всё идёт по очереди. Сейчас тебе нужно будет уйти из Мост-банка своевременно.

-          Что это означает?

-          Последний делёж самый страшный. Даже телевизор или компьютер из твоего кабинета должен кому-то достаться. Активизируются все, и даже сотрудники. Будут подсматривать друг за другом. Будут стараться урвать себе хотя бы кусочек. Почувствовав гибель банка, активизируются те, кто с ним завязан. Этот могут быть как банки, так и производители. Без грязи там не обойтись. А основную роль ты уже выполнил. Поговори с руководством из Центробанка.

-          На месте всё оказывается значительно сложнее.

-          Это из-за того, что сейчас идёт формирование банковской системы. Как только она войдёт в единую сеть государственных интересов, все сложности взаимоотношений прекратятся.

-          Очень похоже на номенклатурные отношения.

-          Так оно и есть. Сейчас идёт отсев людей. Затем они станут плотной сетью отношений друг с другом. Такая сеть отношений будет виться по иерархической лестнице. Но это потом.

-          А что ожидать в ближайшее время?

-          Всестороннее причесывание.

-          Кого?

-          Всех: телевидение, производства, администрацию дойдёт и до искусства.

-          Очень похоже на диктатуру.

-          Не будь наивен. Там, где есть иерархическая структура, диктатура обязана быть. В варианте России тем более.

-          Почему?

-          В новый этап Россия вошла в больном государственном теле. Вопрос теперь о другом. Будет ли найден ход выздоравливания?

-          А как Вы считаете?

-          Я по духу оптимист, но не фанатик. Само не придёт.

-          Что будет, если государство не выздоровеет?

-          Ничего особенного. Экономическая война будет проиграна. Всё остальное, в том числе вооружённые силы, будут служить идеологии более сильного государства, например, США.

-          То есть подчиняться.

-          Никогда подобные захваты не выглядят как подчинение. Всегда сохраняется видимость самостоятельности. Должен тебе сказать, что частично эту войну Россия уже проиграла. Самым главным базисом является идеология. Козьма Прутков говорит: Зри в корень.

-          Как Вы это замечаете?

-          Самый тонкий момент это психология настроения. Грубее это отражается в искусстве. Посмотри, российские фильмы ставятся под американскую дудку. Ещё грубее выражаются приёмы, методы общественных отношений. Например, Россия пьянствует, а борется с наркоманией.

-          Это заметить легко.

-          Насильственную идеологию можно заметить даже в рекламе. Например, рекламируется жевательная резина, а на деле навязывается образ поведения.

-          Это тоже заметно.

-          Вот это и есть захват таким обжиманием государства со всех сторон, что дальше можно исполнять на нём все свои интересы. Останется только видимость самостоятельности. Сейчас переломный момент.

 

 

4.2. Религии.

 

-          Как Вы смотрите на роль религии, особенно теперь? - спросил я отца Никодима.

-          Мне думается, что теперь настало возрождение.

-          Я заметил, что Вы с удовольствием проводите здесь встречу для молодёжи. Кроме того, проявляете огромный интерес и живость. А где Ваша настоящая база?

Мы сидели с отцом Никодимом в углу небольшого коридора, чтобы никому не мешать. На этой встрече я только что провёл популярную лекцию и был перерыв. В зале ещё о чём-то горячо спорили, другие выходили, переговариваясь.

-          Ленский возомнил, что в многополярности разбирается только он, - сказал высокий, худощавый парень.

-          Не очень Вас чествуют, - пошутил отец Никодим.

-          Вам будет проще.

-          Отчего же?

-          Существует инстинктивное раболепие перед религией.

-          Может быть так и надо. Должен быть страх перед господом.

-          Вы не ответили на мой вопрос по поводу Вашего базового положения?

-          У нас маленькое производство в Алтае. Я заведую поставкой свечей и всей нужной надобности, которую может производство с пасек.

-          Иными словами, Вы главный пасечник.

-          Если Вам так удобнее, но чувствую, что Вы говорите это специально.

-          Это верно. У меня, отец Никодим, своё отношение к религии. То, что Вы являетесь пасечником, меня обрадовало. Не люблю дармоедов. А как Вы оказались в Москве?

-          Вызвали в патриархию.

-          Вот Вы сказали о страхе по отношению к господу. Вы не находите, что это никак не согласуется с учением Иисуса Христа?

-          От чего же?

-          Любовь не совместима со страхом. Это два противоположных качества у человека. Они не совместимы. Любовь поворачивает человека на контактность, общительность, доверие, уважение. Напротив этого страх. Страх вызывает защитную реакцию. Человек замыкается, Становится недоверчивым, критичным. А Иисус упрекает апостолов за наличие у них сомнений.

-          Вы, уважаемый, спутали отношение мирян друг с другом и отношение мирян с господом.

-          Позволю себе подойти к этому чисто по человечески. Вот живёт человек. Мирские дела тренируют определённые свойства. Когда он был ребёнком, то у него же был какоё-то комплекс свойств, по которому он развивался и рос. Затем происходит урон части из этих свойств. Оставшаяся часть способствует неудовлетворёностям, страданиям и болезням. Теперь вопрос: где человек будет компенсировать утраченные свойства.

-          Для меня вопрос несложный. Нужно обратиться к богу.

-          Вот мы и нашли общий язык. Тут я с Вами, отец Никодим, наверное, и помогу себе разобраться. Часть свойств, которые каждодневно упражняет человек, ведёт его к утратам. Однако это потом. В детстве он был гармоничен, иначе не имел бы радостных эмоций. А это крайне существенно.

-          В каждом заложена искра божья.

-          Пусть будет так. Но вот произошла потеря. Даже апостолам Иисус приводит в пример дитя. Выходит, у апостолов тоже не всё было в комплексе. Но я веду к другому. Утраченную часть свойств берётся восстанавливать церковь. Страхов в жизни и так хватает. Стоит ли добавлять и усиливать это свойство.

-          Кажется, я понял, куда Вы клоните, - сказал отец Никодим. Вы сводите всё к человеческому.

-          Я человек. Кроме того, нет религии для лошади или для собаки. Наверное, никто не написал святое писание и для ваших пчёл. Получилось, что религия только для человека. Для меня это принципиальный вопрос. Человек обладает конкретными качествами. И ничего иного, кроме ожидания дополнительных возможностей у него нет. Но даже это ожидание чисто человеческое и принадлежит одному из качеств. С этих позиций мне просто смотреть на религию.

-          Вы не учитываете волю господа.

-          Не только я, но и ваши прихожане не в состоянии учесть то, что не почувствовать, не выразить, не способны. Другое дело, если они что-то почувствуют. Нет спора. Необыденное восприятие они не в состоянии выразить ни единым словом. Однако страх чётко конкретное известное каждому качество. Может быть в религии, что-то иное подразумевается под этим словом.

-          Страх перед господом это уважение и почитание его.

-          До степени страха?

-          До беспредельного почитания.

-          Это несколько меняет дело. По качеству в человеке это называется раболепие. В данном случае, это выглядит так.

-          Вы опять спутали мирские отношения с отношением человека с господом.

-          Если бы мы с Вами говорили о разных качествах, то я с удовольствием согласился бы. Предположим, Вы сказали бы так: обыденному человеку присуще некоторые эмоционально-психические состояния. Однако религиозному человеку присущи сверх того совершенно другие качества в виде эмоционально-психических переживаний.

-          Не стану лукавить, такое может быть и есть у святых.

-          То есть, сами Вы на святость не претендуете?

-          Упаси меня бог приписывать то, что мне пока ещё не дано.

-          Следовательно, Вы не претендуете на отличающиеся особые качества.

-          Выходит, что так. Может быть, прихожане имеют такие свойства?

-          Как знать.

-          Может быть, служители церквей являются святыми? Я это говорю, подводя Вас к парадоксу: если прихожане святые, то кто тогда служители?

-          Понимаю.

-          Иисус Христос ведёт путём понимания через притчи, но всё же требует веру. Вера это не умственное понимание. Если бы можно было к качествам через ум, то за две тысячи лет от рождества Христова, святых было бы уже столько, что на земле воцарила любовь и взаимосогласие. Все знают интеллектом, но никто не получает качества.

-          По Вашему выходит, что от познания нет пути к вере.

-          Разве это моё мнение. Это факт по прошествию двух тысяч лет. Но вернёмся к качествам. Итак, церковь берётся воспроизводить качества утраченные. Для того чтобы предложить необычные качества, служители сами должны ими владеть. В таком случае они святые.

-          Они несут голос божий. Не обязательно быть святым.

-          То есть говорят о том, о чём сами не ведают.

-          Они несут святое писание.

-          Итак, они надеются на то, что через интеллект, то через знание святого писания у кого-то из прихожан произойдёт одно из двух: или возродятся утраченные эмоционально-психические радости, или появится к тому дополнительное восприятие.

-          Получается, что так.

-          Значит с прихожанами они на равных.

-          Да.

-          Почему в церкви иерархия?

-          Так завелось с давних пор.

-          Это противоречит учению Иисуса Христа. А теперь вернёмся к качествам. Церковь берётся возрождать качества, то есть там должны быть мастера не слова, а знатоки качественных состояний человека. Выходит, что кроме страха, не обходимо вызывать чувства счастья, любви, одухотворённости, таинственности, ожиданий, милосердия и другие. Вот я пролистал не давно молитвенник. И что же я вижу? Везде ярко выраженное попрошайничество.

-          Просите и Вам дано будет.

-          Да, это слова Иисуса. К кому они относятся? Есть два противоположных качества у человека. Личностное и радование за всех. С позиций личностного получится, что не дай бог молитва исполнится. Исполнение личного желания может быть только путём ущемления желаний других. Но нужна ли молитва тем, кто уже душою повёрнут во имя других людей с отказом от себя?

-          Каждый берёт своё. Молитва нужна ещё и как напоминание. Напоминают, когда нет. Если я уже в чувстве любви, зачем мне напоминать о ней. Вот и получается, что призывают тех, кто живёт только для себя. Это аннулирует весь молитвенник.

-          Почему?

-          Повторю. Если кто-то уже в счастье и любви, то напоминать ему нет смысла. Тот, кто не имеет подобного, тот молит лично для себя. Так устроен человек. Одно исключает другое. Но есть ещё один очень серьёзный момент: можно ли призывом вызвать положительную эмоцию?

-          Думаю, что можно настроить. Человек будет помнить о добре и не станет вершить зло.

-          Из опыта поведения людей известно, что словами можно вызвать эмоцию отрицательную. Например, разозлить человека, обидеть человека, испортить ему настроение. Однако не свойственно словами вызвать счастье, любовь, одухотворение, истинную веру. Читающих много, следовательно, давно бы все ходили влюблёнными.

-          Честно признаюсь, я на эти темы не думал.

-          Но ведь именно церковь берётся за возрождение качеств человека. Получается, она берётся за то, о чём сама не ведает.

-          Не имею прав отвечать за всю церковь. Я могу говорить только относительно самого себя.

-          Я говорю о человеке вообще. Святых я уважаю, но среди служителей их не вижу. Вот и получилось, что человеку податься, кроме как в церковь на спасение себя не куда. Церковь в это время накачивает прихожан обыденными качествами худшего варианта, то есть отрицанием, страхом и раболепием.

-          Так Вы против религии?

-          Коронный ход любого служителя церкви. Как только ему что-то не нравится, так сразу же прикрывается именем господа. Вот это и есть от лукавого!

-          Все мы грешные.

-          В Евангелие на это не указывается. Но мы пришли к чёткому различению между знанием и верой, то есть между словом и качеством. Церковь берётся за качество, которое глубже, чем качество, за которое берётся искусство. На деле я не встретил ещё ни одного служителя из разных рангов, который в своём назначении хорошо бы разобрался. Не удивительно, что Лев Николаевич Толстой, выступая за учение Иисуса, был отторгнут от церкви. У меня к Вам неожиданный вопрос.

-          Говорите, Василий. Я отношусь к Вам с уважением.

-          Прежде чем задать вопрос, удовлетворённо замечу, что ответом этим уже подтвердили себя как христианин. Любите врагов ваших и молитесь за них

-          Слушаю Вас.

-          Что будет, если сейчас явится Иисус Христос? Как поведёт себя церковь? Как они обнаружат, что это Иисус? Не окажется ли так, что его опять погонят на Голгофу и будут кричать распни его!

-          На распятие господа церковь не способна.

-          Но мы уже пришли к тому, что служители церкви не обладают особым даром. Фарисеи тоже служили богу.

-          Не в праве даже думать на такие темы.

 

* *

 

*

 

Однажды я прогуливался вдоль реки. Стола прекрасная погода конца лета. Всё вокруг было насыщено благодушием. Люди проходили в мягком ненапряжённом состоянии.

-          Вы не хотели бы почитать вот эту литературу, - подошли ко мне парень с девушкой.

У них в руках было несколько брошюр. Опытным глазом я тут же определил, что это представители какого-то религиозного направления.

-          Нет, спасибо. Я уже много читал подобной информации.

-          Да, сейчас всяких много, но мы отличаемся правильной верой.

-          Правильным словом или правильной верой?

-          Правильной верой.

-          Зачем вам тогда нужна вот эта литература? Всё это слова. Вера это качество. Вы можете без слов передать мне хоть какое-то качество?

Парень и девушка смотрели на меня удивлёнными глазами.

-          У нас Новая Церковь, - сказала девушка. Мы видим, что другие идут неправильным путём.

-          Вера это качество, это состояние. Вы что считаете, что есть правильное качество религиозного чувства и ложное эмоционально-психологическое чувствование?

-          Мы говорим о неправильном понимании веры, - сказал парень.

-          Наверное, я выразился не точно. Вы не услышали меня. Попробую выразиться иначе: можно ли словами вызвать любовь?

-          Можно, - тут же ответила девушка.

-          Вы хотите сказать, что достаточно прочитать несколько сонетов о любви и любовь уже тут?

-          Я это утверждать не стану, - сказал парень.

-          Значит словами качества вызвать нельзя. Можно вызвать отрицательные качества: злобу, разрежение, обиды, ненависть, недоброжелательность. Похоже, что Вы говорите о положительных качествах.

-          Кто же будет призывать к ненависти? - подхватила девушка.

-          Я специалист слова. Имею научно-педагогический стаж. Провожу популярные лекции, выдерживаю в том конкуренцию. Пишу книги. Вы тоже уповаете на слова. Используете ли вы иные слова, чем есть в русском языке?

-          Слова те же самые, - сказал парень, - но содержание в них другое.

-          Если слова те же самые, то остаётся лишь композиция между слов. Вы что вместо подлежащих ставите сказуемое или меняете синтаксис?

-          Кто же поймёт такую речь? ответил парень.

-          Итак, слова те же самые, построение из слов те же самое, чем отличаются ваши письмена от уже известных?

-          Темой о правильной религии и о боге, - ответила девушка.

-          Значит, всё то же самое, только отличие содержит тема. У вас есть конкуренты. Например, православие давно уже проявляет мастерство именно в этих темах. В предыдущие века были богословы. Они также пришли к тому, что неизбежно использовать те же самые слова. Фауст в произведении Гёте размышляет над ролью слова и дела. Получается, что вы не новички в этом. Чем вы превосходите своих конкурентов?

-          Мы не собираемся ни с кем конкурировать, - резко ответила девушка.

-          Не хорошо раздражаться. Это противоречит учению Иисуса. Если я сейчас ударю вас по щеке? Свершится ли у вас от этого радость?

-          Какая радость от хулиганского поступка, - ответила она опять резким тоном.

-          Если такое написано в вашей литературе, то вы противники учения Иисуса Христа. В чём тогда содержание вашей религии? Может быть, вы проповедуете Кришну, или Будду, или Мухаммеда?

-          У нас единая религия.

-          Прежде всего, ни одна из религий мира не содержит отрицания.

-          А как мусульмане? возразил парень.

-          Это означает, что ты Коран не читал. В Коране нет отрицания. Напротив, Мухаммед призывает к любви и на первом этапе считает мусульманами Моисея и Иисуса Христа. Он с почтением относится к Марии, матери Иисуса. По истории зарождения Ислама священное место Каабы началось с образование его Авраамом. Когда от жажды в пустыне умирал его сын Исмаил, то из-под земли забил источник Зем-Зем. Это и стало изначальным святым местом. Поэтому Мухаммед не мог отрицать Библию. Коран, таким образом, признаёт всех верующих и все религии. Мухаммед говорит: Каждому народу дано своё святое писание. Вы предлагаете единое святое писание?

-          Мы предлагаем правильное понимание.

-          Итак, от веры мы уже ушли, так как это качество. Качество не вызвать призывами. Следовательно, любой призывающий является насильником.

-          Почему насильником, - вновь вспыхнула девушка.

-          Кто же из людей отдаст предпочтение злобе вместо любви!? Если человек способен вызвать у себя эмоцию, то он воспользуется этим и без приглашений. Вы сами можете вызвать у себя эмоцию по желанию?

-          Нет, - засмеялся парень.

-          А зачем призываете других к любви? Это безнравственно.

-          А если кто имеет любовь? кокетливо намекнула девушка на себя.

-          Тогда он будет молчать. Любовь это качество. Как только зазвучат слова любви, оно тут же исчезнет. Таков Человек. Итак, мы пришли к тому, что призывать человека к любви равнозначно, что считать его дураком, который не догадался сам воспользоваться этим прекрасным чувством. С другой стороны, если человек не способен вызывать у себя эмоции, то тогда такой призыв звучит упрёком. Вот почему я назвал это насилием.

-          Никакого насилия тут нет, - опять упрямо возразила девушка.

-          Подожди, - остановил её парень, - ты не понимаешь, о чём он говорит.

-          Теперь можем поговорить о религиях мира. Вы не первые, которые пытаются совместить несовместимое. Например, я неоднократно жил в индийском ашраме Сатьи Саи Бабы. Он тоже замахнулся на объединение религий. Если исходить из религиозного чувствования, то оно не зависит от национальности и вероисповедания. Однако в таком случае не должно быть слов и не должно быть теорий. То есть, нет правильного понимания религии. Однако Сатья Саи Баба то же многословит. Был я и в других ашрамах, таких как Шри Ауробиндо и кришнаитском по Вриндаване. Там подходят ближе к чувствованию и не дёргают друг друга словами. Эмоция представляет чисто индивидуальное переживание. Вы способны передать эмоцию другому человеку?

-          Нет, - ответил парень.

-          Значит, вы рассчитывает вызвать эмоцию через слово?

-          Получается, что это пока не удаётся.

-          Верно. Две тысячи лет со дня рождения Иисуса Христа используют слово, а результат сами видите какой. Итак, каждый человек обречён переживать не только религиозное чувствование, но и обыкновенную эмоцию только сам в себе. Даже рассказать он об этом, потом не сможет. Он может лишь говорить, что было очень хорошо. Вам же останется либо верить ему, либо сомневаться. Вот почему призывы к всеобщей любви являются наглым насилием. Кроме того, сам призывающий выглядит в некрасивом свете. Он заведомо ставит себя в привилигированое положение судьи. Так устроен человек.

-          Вы считаете, что единой религии не может быть?

-          Единое чувствование исключено индивидуальным переживанием. Единое понимание исключено мировоззрением.

-          Почему?

-          Вы не ознакомились с Кораном. Но я вижу, что вы не ознакомились с учением Будды. Буддизм находится с противоположной стороны от Христианства и Мусульманства. Буддизм опирается на свойство сознания, то есть на качество личностного переживания. Обратите внимание, не на внешний приход откуда-то и чего-то, а наличное состояние эмоциональных переживаний. Не противопоставляя себя Христианству и Мусульманству, они уже оказались на противоположной стороне. Как вы соедините воедино два противоположных мировоззрения. По одному мировоззрению, всё находится руках божьих. То есть в руках Творца. По другому мировоззрению, всё зависит от твоих собственных свойств, способностей, состояний. Одно исключает другое. Оно может быть объединено только в самом чувствовании. Но все чувствуют молча.

-          Я ознакомилась с восточной литературой и там нет того, о чём Вы говорите.

-          Что это за литература?

-          Её теперь полно. Многие увлекаются Востоком.

-          Количество здесь не показатель. Однажды Маяковскому сказали: Маяковский, мы с друзьями всю ночь читали Ваши стихи и ничего в них не поняли. На это Маяковский ответил: Надо иметь умных друзей. Восток отличается не только точкой отсчёта сознания, но и формой интеллекта. Почитайте внимательно Упанишады. Там будет сказано: Ты есть Брахма, а Брахма это ты. Одного этого достаточно, чтобы не разделять бога от человека. Почитайте внимательно Веданту. Квинтэссенцией Веданты является Бхагават-Гита. Сознание Кришны это такая точка отсчёт, при которой все миры, будущее, сегодняшнее и вчерашнее это и есть сознание, то есть я.

-          Мы знаем кришнаитов и читали Бхагават-Гиту. Там всё выражается в отношении верующих с господом, - сказала девушка.

-          Какую Гиту вы читали? Из Махабхараты? Она содержит всего лишь двадцать страничек. А может быть, вы читали трансформацию Гиты Прабхупадой? Так там несколько томов, то есть личное мнение одного человека западного мышления. К Востоку это отношение не имеет.

-          Как всего двадцать страниц, - удивился парень.

-          Знакомьтесь с первоисточниками. Тогда вы не наткнётесь на личное мнение очередного учителя. Вот почему вам была понятна Бхагават-Гита. Комментатор её оказался таким же, как вы по форме мышления. Поэтому подобные вам люди возликовали и решили объединить всё в единую церковь.

-          Я не могу согласиться, - вновь возразила девушка, - Религия это вера в Бога.

-          Об этом говорю и я. Нет возражений. Но слово религия вы ставите как аксиому. А религия имеет содержание. Точно также на любое высказывание можно ответить: - Всё есть в этом мире. Этим догматическим приемом пользуетесь и вы. Он отрицает собеседника и требует безоговорочного признания. Претендующие на веру так и делают. Они говорят: На всё есть воля божья.

-          И в чём же здесь догма, - не унималась она.

-          Здесь умом заложена аксиома: бог ставится как безграничный хозяин, творец, созидатель.

-          А кто же он?

-          Спиноза сказал однажды, что любое определение бога есть, отрицание его. Но я привел вам в пример буддизм и индуизм. Там эту аксиому не признают. Как вы будете с ними общаться? Силой? Убеждением?

-          Убеждением, конечно.

-          Им придётся для этого поменять сой образ жизни, отказаться от многовековых традиций, сменить свои обряды, заменить ориентиры в сутрах сжечь всю литературу по эпосу.

-          К чему такие жертвы.

-          В отличие от христианства у них всё это слито воедино. Даже прием пищи имеет религиозную традицию. Индусы едят только правой рукой, и сидят только определённым образом поджав ноги; не существует одинаковой посадки у мужчин и женщин. Индусы различают не по образованию, а по варне, у нас это называют кастой.

-          Кастовая система несовместима с нашим временем, - декларировала она, - Это унижает человека.

-          Скажите, унижает профессия электронщика профессию бизнесмена?

-          При чём тут это?

-          Варна- это показатель свойств человека. Думаю, что любитель музыки не возвышается над любителем живописи, а восторженный человек не позорит сентиментального. Различать людей не по дипломам, а по свойствам и качествам и есть традиция варн. Вот мы и пришли к тому, что вы взяли на себя смелость говорить именем других народов.

-          Люди стремятся к единой вере.

-          И опять вы говорите именем людей, с которыми даже не посоветовались. Может быть, вы себя считаете человечеством? Это модно в политике. Там козыряют именем народа. В религии этот прием не проходит.

* *

 

*

 

-          Вы не хотели бы встретиться с Виссарионом? спросила меня женщина после лекции.

-          Наслышан о таком.

-          Да, он достаточно популярен. Он говорит, что теперь возле него опять собрались все те, которые были возле Иисуса Христа.

-          Иными словами, он выдаёт себя за Иисуса.

-          Он написал даже Новый Завет. Если хотите, возьмите почитать, - она передала мне небольшую книжку.

-          Прочитаю, с удовольствием. Встречу тоже с удовольствием. У меня хобби встречаться с Иисусами Христами. Их теперь в мире насчитывается одиннадцать человек. Даже одна женщина в их числе.

-          Вы имеете ввиду Дэви Марию Иисуса Христа?

-          Да, именно её.

-          Это было не серьёзно. Виссарион это другое дело. Впрочем, завтра я могу Вам организовать встречу. Сперва я поведу Вас к Пилату.

-          Я в восторге! искренне воскликнул я.

На следующий день нас привели к Пилату. Небольшого роста человек в сером костюме был достаточно приветлив.

-          Я давно уже увлёкся религией, - сказал он. Был в разных группах и теперь встретился с Виссарионом. Виссарион определил меня как Пилата.

-          Очень интересно. Получается, что среди его окружения уже собрались все? Или есть ещё вакантные места?

-          Он говорит, что все.

-          А кто занял место Иуды Искариота?

-          Пока ещё не определились, - засмеялся он. Давайте пойдём к нему. Может быть, он сам Вам назовёт.

Всей группой мы пошли в дом, в одной из квартир которого поселился Иисус Христос. В одной из комнат седели люди на приём к нему. Были здесь и дети. Пилат провёл нас к нему без очереди. Римляне не уважали народ. У них была иерархия положений.

-          Вот это, так называемый Иисус Христос, - представил он Виссариона.

Иисус Христос сидел в кресле, обхватив огромными руками колено ноги. Он даже не улыбнулся на саркастическое вступление Пилата. Так оно и должно быть. Пилат, ведь, не верил в истину.

-          Вы написали другой вариант Нового Завета, - обратился я к нему после того, как пришедшие представились и сели.

-          Да, теперь другие времена, - ответил он.

-          Разве тот вариант Нового Завета устарел? В чём выразилось это старение?

-          Сейчас век технического прогресса. Изменилось мышление. Изменились нравы и обычаи.

-          Изменился ли сам человек по качеству?

-          Да, люди стали грубее. Жестокость и отсутствие сострадания превратились в норму.

-          Насколько мне известно, времена Иисуса отличались ещё большей жестокостью. Возьмём арамеев, египтян, затем сирийцев, а затем римлян. Все они отличались повышенной жестокостью и беспощадностью.

-          Тогда народы были разрозненные. Теперь наступает время единения всех народов.

-          В этом варианте Нового Завета, - я показал на книжку, - очень много пуганья людей всяким страхами. Из этого видно, что Иисус сам сменился. Прежний Иисус призывал к любви, давал тому личный пример.

-          В Новом Завете есть тоже предупреждение.

-          Я этого особо не заметил. Я обратил внимание на центральные высказывания о любви к врагам своим, о нищете духа, о симптомах, когда наступит конец света. Есть отрицания по отношению к фарисеям. Они выражены в виде мягкого упрёка.

-          Теперь приближается конец света. Людей нужно предупредить.

-          В чём?

-          В их греховности.

-          Когда евреи собрались побить Иисуса камнями, то он спросил: За что?. На это ему ответили: За то, что ты богохульствуешь и, называя себя сыном божьим. На это Иисус ответил: Не в вашем ли писании сказано: Вы боги!. Итак, тот Иисус не пугает и не перечисляет грехи человеческие. Как раз, напротив, он осуждает всякого, кто даже назовёт другого дурным словом. Кроме того, на вопрос сколько раз прощать, он отвечает с оттенком, который снимает границу этого понятия.

-          Народы удалились от веры. Поэтому близится конец света.

-          Звучит так, словно, конец света приближается из-за греховности людей.

-          Так оно и есть.

-          И здесь новая и отличающаяся сторона по сравнению со старым Новым Заветом. Там нет указаний в виде пуганья. Там перечисляются симптомы. Всё это выглядит так, что после конца наступит, напротив, возрождение. Опять звучит оптимизм.

-          Симптомы эти наступили.

-          Не скажу, что это так, хотя бы потому, что люди не научились ещё пить яды и говорить на иных языках. Каждый говорит на своём языке и изучает язык другого народа. Нового в том ничего нет. Насколько я оповещён, у вас есть последователи.

-          Да, люди тянутся ко мне.

-          Наверное, создана община?

-          Основным центром является не Москва. У нас набирается поселение возле Минусинска.

Весь этот диалог стенографировал приближённый Виссариона. Также как Виссарион, он был одет в длинную одежду только другого цвета. По его лицу было видно, что он уверен в том, что эти записи непременно войдут в историю человечества. Распрощавшись, мы вышли.

-          Это наша квартира, - сказала женщина, которая пригласила меня на встречу.

-          Кто Вы по образованию?

-          Я и муж имеем инженерное образование. Теперь мы продадим эту квартиру и поедем в Минусинск.

Мы распрощались. Было заметно, что в Виссарионе не светится большая любовь, но и не было злобы. Он не был шизофреником. Он хорошо вжился в свою роль. Такое встречается часто. Кто-то увлекается понравившимся учением. Затем, начинает рассказывать об этом учении. Появляются слушатели. Наступает момент смелости, когда первооткрыватель чувствует себя лидером. Дальше всё идёт как по нотам. Одни называют себя просветлёнными, перепутав свои знания с качеством просветления. Им думается, что набор речей это и есть святость. Другие называют себя учителями. Они считают, что открытые рты слушателей уже показатель их величия. Есть и экстремально смелые, такие как Виссарион. Есть те, которые кокетливо намекают на свою необычность. Есть те, которые выдают себя за инопланетян.

-          Я не давно принимала роды у инопланетянки, - сказала мне как-то Флора, когда мы пили чай.

-          Я сплю с инопланетянином и, возможно, от него будет ребёнок, - сказала однажды мне женщина по окончанию лекции.

Во всё этом разобраться не сложно. Одни вживаются в роль на уровне естественного артистизма. Другие делают перебор до уровня приобретённой шизофрении. Однако всё это люди. Мы имеем феномен, когда человек видит себя в разных лицах. Это неплохой симптом. Что является гарантом позитивности естественного артистизма? Ответ кроется ни в каких-то истинах, а в жизнеутверждении. Кто им судья. Если они будут процветать, если они будут пить яды и говорить на новых языках, то жизненность свою они этим уже подтвердят.

-          Ты взяла пробу воздуха в квартире Виссариона? спросил я Татьяну.

-          Да.

-          Хотя я почувствовал наличие аэрозолей, но наука должна исключить субъективные восприятия.

Действительно, анализ подтвердил факт обработки Виссариона и всей его команды средствами СС.

- Не завидую поселенцам в Минусинске, - сказал я Татьяне. - Их ждут болезни, язвы, раздражительность, провокации.

Вскоре посчастливилось встретиться с Марией Магдолиной из команды Виссариона. Это сучилось в Индии. Мы с женой жили в южном штате Кералла. Я писал очередную книгу. В ашраме Романа Махарши нам представили русских.

- Я приехала сюда, чтобы выйти замуж за бога.

-          Кто этот бог? спросил я.

- Сатья Саи Баба, - ответила Мария Карпинская, то есть Мария Магдалина.

-          А как бог? Он согласен?

-          Для меня нет таких вопросов. Я не случайно Мария Магдалина. Сумею совратить даже бога.

-           Та Магдалина уже раскаялась от прегрешений.

-            Теперь другие времена.

-            То есть можно грешить? А как Виссарион?

-            Я в нём разочаровалась.

-            Почему?

-            Не думаю, что он бог. Он артист. Он вжился в свою роль

-            Не без вашей помощи.

-            Мы были увлечены.

-            Я не имею права осуждать. Но у меня остался открытым вопрос: кто же сыграет роль Иуды Искариота в отношении к Виссариону? Не будет ли это женщина?

-            Почему?

-            Времена теперь иные.

* *

*

 

-              Ты не хочешь повстречаться с игуменом Иоанном? спросил меня Игорь Волк.

-              С каких это пор космонавтика стала общаться с религией, - пошутил я.

-              Так мы ближе всех к богу, - в тон мне ответил он.

-              А что это за личность?

-              Иоанн заведует духовным образованием и катехизисом при патриархии православной церкви. Мне сказали, что он по этим вопросам правая рука Алексия Второго.

-              С удовольствием встречусь.

-              Сворачивай к отделению патриархии, - дал он указание шофёру.

Здесь было довольно скромно, но уютно. Не было привычной суеты. Игумен вышел на встречу Игорю и расцеловал его. Меня он целовать не стал. Оно и понятно, кто я такой? В церкви уважают иерархию. Мы прошли в комнату, в которой, к моему удивлению, одновременно было и жилище, и место работы, и тут же спальня Иоанна. Эту скромность заметно было и в добросердечном отношении игумена ко всем посетителям. Я сразу расположился к нему искренне. Ряса явно шла к его виду. Я даже не смог представить его в костюме.

-                Позволю представить Вам президента международной ассоциации учёных и интеллигенции Василия Ленского, - сказал Игорь.

-                Рад познакомиться, - ответил Иоанн.

-                Как вижу, началось сближение религии, космонавтики, а в моём лице учёных и интеллигенции. Наверно, такое же сближение идёт в политике. Как Вы к этому относитесь?

-                Удовлетворительно, - ответил игумен. Сближению людей можно только радоваться.

-                Это по-человечески. Но, я имел ввиду нечто другое. Сама сфера действия и характер существования поставлен так, что одно может исключать другое.

-                Text Box: Игорь Петрович Волк. Лётчик-космонавт, руководитель космическими полётами.Это плохой тон с позиции учения господа нашего.

-                Однако в своё время Иисус не нашёл общего языка между фарисеями, книжниками и Иродом. Мне кажется это не случайно.

-                Всё в руках господа.

-                Для меня такой ответ не говорит абсолютно ничего. Согласитесь, что мы общаемся словами. Слова инструмент интеллекта. Я президент интеллектуалов, иными словами, я могу общаться только лишь на языке слов. С другой стороны, в Вас я вижу коллегу.

-                Вижу, вы нашли общий язык и даже становитесь коллегами, - пошутил Игорь. - Мне нужно поехать по делам, а через час я пришлю за тобой, Василий, машину.

-                Не стоит беспокоиться, я доеду на метро.

-                Для меня тоже нет проблем, - ответил Игорь, - но я, на всякий случай, пришлю машину или подъеду сам.

-                Вернёмся к нашему разговору, если у Вас есть время, - продолжил я, когда Игорь ушёл.

-                Время у меня есть. Общаться с людьми это моё назначение, - любезно сказал Иоанн.

-                Я начну с другого конца. Как Вы смотрите на сегодняшние увлечения экстрасенсорикой, магией, колдовством, инопланетянами?

-                Всё это не было чуждо церкви никогда. Моисей использует магию во дворце царя Египта. Волхвы определяют, где родился Иисус Христос. Космические силы вообще насквозь пропитывают всю религию.

-                В чём Вы видите различие?

-                Религия ставит всё это во благо человеку. Всё остальное находится в стихии. Мне известны эти влечения людей. Я нахожу в них очень много гордыни и личной заинтересованности. Не зримо под этими чудесными свойствами он провозглашают лично себя свои выгоды. Религии это противоестественно. Можно сказать из исторического человеческого опыта, что это несёт собою вредоносность.

-                Мы опять вернулись к свойствам человека. Свойства одни и те же. Однако получается, что одно и то же свойство может навредить, а может пойти во благо, - начал я возвращаться к изначальному намёку на возможную несовместимость религии и других сфер существования Человека.

-                Так оно и есть. Поэтому чудотворные силы в руках тщеславного человека обернутся злом. Чем ярче сила чудотворности, тем большее она принесёт зло.

-                Например, сказание о Люцифере, и силах Валтасара. А как Вы относитесь принципиально к Кабалистике?

-                Таких тем в Библии нет. Всё это развито потом инакомыслящими.

-                Вот опять мы вернулись к инакомыслящим и создающим иные ритуалы. Я не говорю об иных религиях. Уверен, что Вы отнесётесь к ним позитивно.

-                Бог един.

-                Мы имеет три разновидности: религии о едином боге, некоторые отрасли увлечений, исходящие из религий и повседневное мирское существование. Может так статься, что одно принципиально отвергает другое. Помните как научное знание, напрочь, отрицало религию.

-                Это плохой тон науки. Есть наука о боге. Например, Гегель читал лекции по доказательству бытия божия. Эти лекции пользовались огромным успехом. Научное знание вторило советской идеологии. Отсюда произошёл конфликт.

-                Идеология принадлежала политикам. Вот уже две отрасли находились в противоречии с религией. Нет ничего случайного.

-                Для религии и это не ново. Во искушению человеку дано многое.

-                Иными словами, Вы считаете это греховным заблуждением?

-                По крайне мере, теперь это исправляется.

-                Я задаю вопросы, базируясь на свойствах Человека. Почему кабалисты, опираясь на Библию, свернули в другую сторону? Я, например, их понимаю. По Библии, человек живёт четыреста и даже девятьсот лет. Сара рожает первенца в сто двадцать лет. Для нас это звучит так, словно, в Библии пропущено, что-то важное. Библию трактуют служители церкви. К ним может возникнуть не доверие.

-                Трактовкой Библии занимается ни один человек, а вся церковь.

-                Я говорю о факте. Кабалисты представляли из себя тоже не одного человека. Они стали трактовать Библию по-своему. В базу трактовки было положено Пятикнижие Моисея. Кабалисты тоже получили результат в виде чудес. Отсюда и пошли легенды о Люцифере, Валтасаре и прочих личностях.

-                Вы правильно подметили, сказав слово личности. Если личность, то она противопоставляет себя господу. Следовательно, всё это антихристы.

-                А как, Вы считаете Алексия Второго личностью?

-                Всё мы братья во Христе. Каждый исполняет свой долг. У нас нет личностей.

-                По моим сведениям он имеет дар организатора. Следовательно, он служит иерархии. Без личностей нет иерархов.

-                Он выполняет человеческий долг, но служит господу.

-                Не мешает одно другому? Ведь это противоположные качества.

-                Мы ему доверяем.

-                Text Box: Патриарх Алексий Второй.Зато политика без личностей не бывает. Там нет братьев и сестёр, иначе будет анархия. Получается, что все политики это антихристы. А Вы только что радовались сближению церкви с политиками. Теперь поговорим об учёных и, в целом, об интеллектуалах.

-                У Вас, Василий, специфическая манера вести диалог.

-                Если бы речь шла о вере, то мы сидели бы молча. Религиозное чувствование словами не описать. Точно также в церквях вместо проповедей стояла бы абсолютная тишина. Я нахожусь в месте, которое заведует духовным образованием. Без информации слов и знаний здесь не обойтись. Не станется ли так, что есть тоже две стороны: знание, угодное богу и другие занимающиеся знаниями антихристов.

-                В истории такого было много.

-                Но и религия делала промахи. Только что Вы общались с руководителем космическими полётами. А когда-то покушение на небо являлось ересью.

-                Вот Вы сами и ответили на вопрос. Вы сказали покушение на небо. Если о небе говорить как о предметности, то никакого здесь противоречия религии нет. Если на небо покушаться с позиций гордыни, то это область не предметности, а духа человека. Точно также перед этим мы говорили о чудесах.

-                Как Вы представляете политику без гордыни? В инстинкте любого политического деятеля заложена власть и стремление управлять другими людьми.

-                Мы тоже находимся в поиске. Политика не имеет утверждённого состояния. Не исключено, что есть вариант политики, когда даже президент будет просто исполнять свои функции. В церкви таких явлений очень много. Только что Вы видели строителей, которые реставрируют церковь. Это наши прихожане. Но перед богом мы все находимся на равных.

-                Значит, церковь проявляет активное изыскание?

-                Силу власти церковь ощутила на советских репрессиях. В том можно усмотреть упущение самой церкви. Церковь несёт моральную ответственность за людскую греховность. Эта греховность может принести такие размеры, что начинает уничтожать и саму религию. Тому пример власть Советов.

-                Мне такой подход нравится. Но как быть с наукой? Как учёному смотреть на электроны, протоны, микро и макро объекты, на всевозможные чудесные эффекты, которые уже не принадлежат человеческим свойствам.

-                Это подтверждает необъятные возможности Творца.

-                Учёные стали такими же чудотворцами. Однако святыми, как чудотворцев-людей, их никто не собирается считать. Нет ли здесь несправедливости?

-                Учёные открывают творения божии, а святые несут их в духе своём. Чудотворец является человеком, соответствующим принципу и подобию бога.

-                У меня это не вяжется, так как по Библии каждый человек создан по принципу и подобию бога. Однако одно отсеивается к святому, а другое к сатанинскому. Если учёных не признать святыми, то автоматически их чудеса отходят к сатанинским. Теперь мы имеем уже три вида чудес, два из них принадлежат человеку так, что он же и является их носителем, третье принадлежит открывателям чудес в природе. С первыми двумя мы разобрались. Чудотворение в церкви и среди мирян, идущие во благо, является созидательным. Шанс сорваться на чудесах имеет та стихия, где есть гордыня, тщеславие, инстинкт личностных интересов. Я абсолютно с этим согласен. Остаётся разобраться в третьей группе людей. Они творят чудеса. Эти чудеса принадлежат и служат человечеству.

-                Разобраться и в этом не сложно, - мягко сказал Иоанн. Подходите к этому также, как и предыдущим случае. Чудеса, идущие во благо человечеству, исключают зло. Но от учёных точно также идёт очень много вредоносных открытий. Мы видим это по разрушениям и страхам населения планеты от возможных катастроф. Это всецело находится на совести учёных.

-                Не придём ли мы к тому, что некоторых учёных-чудотворцев придётся считать святыми?

-                Для этого потребуется установить отсутствие зла не в их делах, а их сущности. Злое дело в руках созидательного человека превратится в доброе.

-                Как это понять?

-                По духу учёный может оказаться злодеем. Но когда результаты его труда попадут в руки добрых людей, то его зло обернётся во благо. Кому мы в таком случае припишем святость?

-                Логично. Следовательно, церкви придётся сближаться с учёными.

-                Вот мы с вами и беседуем, - пошутил он.

-                Как я понял, церковь берёт направление на созидательные процессы во всех областях, где есть человек?

-                Не хочу преувеличивать. По крайней мере, так хотелось бы. Греховность может родиться в любом виде. Там где есть человек, там всегда есть искушение. Опыт у церкви большой, а у православной церкви он включает ещё и репрессии даже к святым со стороны мирян. Надеюсь, что этот недочёт есть теперь возможность исправить.

Прощаясь, я подарил Иоанну свою книгу Президент и один в поле воин. В ней говорилось о садистах из СС.

- Думаю, что Вам эта информация не помешает для точной ориентации в мирских делах, сказал я при этом, - Бывает так, что небольшое дополнение резко меняет ориентиры.

 

4.3.      Искусство.

 

-          Своеобразный стиль, - сказал я, разглядывая впечатляющие рисунки, развешанные на стенах квартиры.

-          Теперь появилась возможность выявлять талантливых мастеров, - ответил Алексей Михайлов, - Мы их поощряем. Это редкостные люди.

-          А почему они раньше не зарекомендовали себя?

-          Блат был даже в живописи. Такую картину не пропустили бы по идеологическим соображениям.

-          Можно согласиться.

-          Хотите, я познакомлю Вас с такими же парнями? Они рисуют не для денег и не для славы.

-          С удовольствием.

Возможно, что несколько квартир были объединены в этом полу мрачном помещении. Меня провели в комнату, которая, по-видимому, была кухней или местом чаепития. Предложили чай.

-          Мрачно у вас тут, - сказал я добродушному парню.

-          Другие условия не по карману, - ответил он.

-          Чай будет с сахаром?

-          На сахар изыщем.

-          Я посмотрел ваши картины внимательно. Насколько я понял у вас целая группа художников.

-          Да. Мы называем себя богемой.

-          Ну и как бодрит такое название?

-          Другого не придумали. Какое Ваше мнение о картинах. Интересно знать точку зрения президента ассоциации учёных и интеллигенции.

-          Не буду лукавит. Всю эту мазню я не рискнул бы развешать и в сарае.

-          Почему? - искренне удивился Александр.

-          Удои коров резко упадут.

-          Шутите.

-          Нет. Живопись не предназначена для философии. В этом вы сделали промах. Каждую картину вы мне хором, и наперебой, объясняли. Слова предназначены для интеллекта, а картина для зрения. Зрение у человека как ребёнок. Если понравилось, то тут же обрадуется. Если не понравилось, то пропустит мимо. Вы же словами и объяснениями совершали насилие над моим зрением.

-          Сложно как.

-          Вы только что говорили мне сложнее. Вы окутывали эту мазню словами о космосе, о тайнах, о человечестве и о будущем. Вам бы не картины рисовать, а вдохновлять эзотериков. Там вы получили бы признание и совершили доброе дело.

-          Зло-то как, - вмешался один из парней.

-          Почему зло? Напротив, я даже похвалил ваши темы и речи. Кроме того, указал место, где вас признают, но не в художестве.

-          Вы говорите так, потому, что кисти в руках не держали. Все берут на себя роль судей, - вновь отозвался парень.

-          Не судите опрометчиво. Я тоже рисую. Рисую с детства. Но я доверяюсь только зрению.

-          Восприятия могут быть разными

-          Вот тут спора нет. Но вы пригласили меня. Понятно?

-          Нет.

-          Вы пригласили меня, чтобы я вас хвалил?

-          Нет. Мнение другого человека нам важно.

-          Отчего тогда дёргаемся. Мне не трудно всех вас сравнить с Леонардо де Винчи или с Гогеном. Хотите, я начну каждого из вас расхваливать?

-          Это не будет искренне.

-          Тогда послушайте меня по теме этики отношений. Пока человек что-то делает для себя, то нет ему упреков. Молча, в укромном месте и с наслаждением. Кто ему судья? Как только он высунулся, то тут же следует риск.

-          Какой тут риск?

-          Зрению другого человека картина либо понравится, либо нет. Причём это происходит прямо и мгновенно.

-          Бывает, что нужно присмотреться.

-          Это и есть для интеллектуалов. У них зрение давится умом. Если преподнесён художник как маэстро, а мазня не нравится зрению, то остаётся зрение подчинить. Вот и стоит бедняга перед картиной в потугах перебороть восприятие мнением.

-          Разве с воспитательных позиций это плохо?

-          Кого будем воспитывать?

-          Тех, у кого нет художественного вкуса.

-          Вы имеете в виду слепых?

-          О слепых нет речи.

-          Каждому человеку для зрения что-то подходит, а что-то нет. Это свершается непосредственно. Вы хотите кого-то насиловать словами так, чтобы он стал хвалить, то, что зрение его отторгает?

-          Насилие нам противно.

-          О какой безвкусице тогда речь?

-          Есть люди талантливые к восприятию, а есть бездарные.

-          Это звучит диктаторской аксиомой.

-          Нет здесь диктата.

-          А судьи кто?

-          Я же сказал: одарённые.

-          Получается, что бездарный живёт не свою жизнь, или враг самому себе. Я не могу жить вашим зрением. Моё восприятие связано с моей физиологией, поведенческими реакциями Предположим, что я подменю своё восприятие чужим. Совпадёт ли всё моё физиологическое существо с этим? Кто проводил такие наблюдения?

-          Это знать не возможно.

-          Что же вы подразумеваете под воспитанием вкуса?

-          Развитие. Каждый человек может улучшить своё воспитание.

-          Вы сейчас напоминаете мне сцену шекспировского Гамлета. Как он я дал бы вам сейчас флейту и спросил: Вы не может играть даже на флейте, а берётся играть на струнах человеческих душ. Вы собрались развивать других, не зная себя.

-          Как это понимать.

-          Без упреков. Вы попутали органы непосредственного и мгновенного восприятия с интеллектуальными свойствами мозга. Они находятся противоположно: или воспринимай молча, или говори о восприятии. Но разговор о восприятии игнорируёт сами восприятия.

-          Чудно это слышать.

-          Вернемся к риску. Всякий человек, выходя на общение с другим человеком рискует.

-          Почему?

-          Есть большая вероятность несовпадения. Предположим, что художник или поэт искренне впечатлились картиной. Затем последует творческий процесс, то есть остановка живого состояния в неживом варианте. Согласитесь, что слово искусство происходит от слова искусственное, то есть не натуральное.

-          Я с этим не согласен, - раздался голос из-за двери.

-          Тогда скажите: нарисованная роза излучает живой аромат, а может быть нарисованная голова думает? сказал я туда же за дверь, - Всё это отображение действительного на неживое. Итак, вернемся к поэтике творчества. Для себя это здорово. Но вот пришел другой человек. Он читает стихотворение или смотрит картину. Какая вероятность того, что он сделает точный обратный ход.

-          В каком смысле?

-          В том, что ему сложнее во много раз. Перед художником была натура. Даже если это фантазия он находится в своём. Нет насилия. Всё течёт из себя. Потребитель имеет неживое. Он должен быть гениальнее художника и поэта.

-          Почему это?

-          Если я вам покажу свою картину, или прочитаю свой стих, вы сможете точно вызвать в себе мои эмоционально-психические переживания?

-          На это никто не способен и никто не претендует.

-          Вот мы и пришли к произволу совпадения, то есть к риску.

-          Почему опять к риску?

-          Потому, что художник теперь не для себя. Он ждёт совпадения.

-          Картина может вызвать и иную эмоцию. На этом построен абстракционизм, - возразили опять из-за двери.

-          Вот мы и вернулись к зрению. Оно или отреагирует на сочетание форм и цветов или нет. Ни какого воспитания из этого не получится.

-          А как быть с искусствоведением?

-          Вы можете говорить глазами или писать теории цветовыми оттенками?

-          Нет. Пока ещё такое никто не придумал.

-          Значит, вы будете использовать слова.

-          Конечно. Слова о прекрасном и безобразном. Могут быть слова и о содержании картины.

-          Вы ещё добавьте и об амурах автора этих картин. Впечатлит, только не зрение, а интеллект. Вот мы стоим перед статуей Давида, произведения Микеланджело. Теперь найдётся кто-то, кто расскажет об угле поворота гордо поставленной головы, о золотом сечении и ещё что-нибудь словесное. Как вы считаете, восприятие прекрасного от этого повысится?

-          Смотря, какой искусствовед.

-          То есть при мастерском словосочетании зрение прибавит ощущение на 20%?

-          Может быть и больше, - опять голос из-за двери.

-          Шутник там у вас засел. А вам кушать придётся из своего ремесла. Небось, мечтаете, что придёт настоящий ценитель и купит ваши картины за миллионы. Но на то он и ценитель, что у него основным инструментом является такое зрение, которое не ошибётся и по отношению к зрению множества людей. Он критик не в смысле болтун, а в смысле точной чувствительности зрения.

-          Что это такое, - спросил Александр.

-          Когда ты рисуешь, то удовлетворяешься собственной бесконфликтностью. Это - индивидуальное чувство гармонии для зрения. Но при риске, вы попадаете на иные физиологические и сущностные базисы. Так вот. Есть люди, которые имеют больший охват, чем индивид.

-          Уточните.

-          Приведу пример с группой крови. Есть группа, переливать которую другим нельзя. Есть универсальная группа. Там риска нет. Настоящий авторитет в искусстве это то, кто своим восприятием угадывает восприятия многих.

-          Как это он делает.

-          Молча. Он талантлив в зрении для многих.

-          Вот видите, есть культура.

-          Нет никакой культуры. Есть совпадение только у этой группы людей. Есть общность восприятий. Всё иное - насилие.

 

* *

 

*

Стояла отличная летняя погода. В этот день не было встреч, и я гулял, не выбирая маршрут. В таких случаях я удалялся от мест, где меня могут встретить люди, которые меня знают. Вскоре я заметил, что малолюдные места меньше всего подходят для одиночества. Настоящее одиночества в местах большого скопления людей. Чем больше город, тем более он пустынен. Например, Москва это практически абсолютная пустыня. Для каждого человека редким оазисом является его квартира, место работы, встреча в знакомом обществе. О малых городах этого не скажешь. И, наконец, нет пустыни в деревнях. Здесь на каждое событие нужно реагировать. Поэтому, максимальное развитие человек приобретает не в городе, а в деревне. В городе тренируются отвлечённые и отрешенные состояния. В высших учебных заведениях молодёжь тренирует свойства абстрактных отвлечений от конкретного. В местах интенсивной интеллектуальной деятельности, утверждается эта оторванность, отходом от действительного и конкретного, как от своего же свойства. Действительным становится среда поля интеллекта. Таков город. Город - это пустыня для контактных свойств человека.

Размышляя об этом, я бродил в пустынной толпе без цели.

-          Можно Вас обеспокоить, - раздался голос.

-          Слушаю Вас, - ответил я трафаретным поведением.

-          Я режиссёр. Зовут меня Николай Фёдорович. Очень давно я хожу на ваши лекции. Наблюдаю за Вами. Меня интересуете Вы как личность. Несколько человек собираются снять о Вас кино. Я отыграл свой престиж тем, что лучше других знаком с Вашими темами и оригинальностью мышления. Хотя возможно, что к Вам ещё обратятся. Не торопитесь отказать мне.

-          Почему?

-          Вы щедро разбрасываете темы и принципы мышления. Ваши слушатели не осваивают и десять процентов. Я не судья им, но я с ними потихоньку беседую. Я тоже, бывает, осмысливаю неожиданно и спустя много времени. Это что, Ваш стиль, осмысленная тактика, или широта таланта?

-          О таланте судить не мне.

-          Отчего же? Неужели одарённый человек не знает свой дар и не сопоставляет себя с другими?

-          О своём даре он не узнает даже сопоставлением.

-          Как так?

-          Если есть с кем сопоставить, то это уже не особенное, а обыденное.

-          Ответ, у Вас как всегда оригинальный. К этому я уже привык. Но почему такие простые мысли не приходят мне?

-          Точка восприятия другая. На службе ей стоит мышление. Мыслим мы одинаково. Орган мышления имеет одни и те же законы у всех.

-          Какие?

-          Их три: выборка, однонаправленная линейность и сортировка на положительное и отрицательное. Всё остальное композируется на этой тройке.

-          Так просто! Трудно согласиться. Столько отраслей знания. Искусство. Наука. Социология.

-          Не нужно сливать всё в кучу, тем более, когда оно несовместимое. Например, искусство базируется на органах восприятия, а социология и знания на интеллекте. Одно исключает другое.

-          Осмысление, разве может исключить воспринятое?

-          Это две не согласующиеся стороны. Восприятие осуществляется мгновенными органами. Это: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, телесность. Они всегда имеют свои 100%, даже если смотришь в щелочку. Они всегда Тут и Теперь. Ушла картинка, и нет её больше. Я есть Брахман. Я рождаю все миры и пожираю их. Я есть всегда. Нет ничего вне меня - говорится в древних Упанишадах.

-          Речь идёт о боге.

-          Вот тут Вы и выразили свою точку типового сегодняшнего мышления. Однако она не совпадает с древними.

-          Как иначе это понимать?

-          Дальше Бхригу говорит: Особо обрати внимание, сын мой, на Брахмана. Брахман-это ты. Ты - это Брахман.

-          Не понятно.

-          Так и должно быть. Две интеллектуальные точки отсчёта не совпали. Всё высказанное принадлежит только интеллекту. Кроме языка органов восприятия. Например, можно смотреть влюблённым взглядом и кто-то это почувствует. Но вернемся к понятиям. Понимания принадлежат только интеллекту. Здесь в примере было два понимания. В случае с Упанишадами взята точка отсчёта непосредственного наблюдателя. Здесь выражено служение интеллекта органам Тут и Теперь, то есть органам восприятия. В них всё рождается и умирает вне воли и чьёго-то желания. Интеллект может отторгнуть себя от органов восприятия для служения самому себе. Именно это Вы сделали, когда в высказывании Бхригу услыхали речь о боге.

-          Как-то непривычно.

-          Хорошо сказано не привычно. Вы тренируете только оторванный от восприятий интеллект. Он не служит больше восприятию. Почему Вы называете себя деятелем искусств? Так хочется?

-          Искусством мы сближаем восприятие с осмыслением.

-          Эта аксиома не соответствует действительному.

-          Я прерву Вас, Василий Васильевич. У меня есть машина. Поедемте ко мне в студию. Идёт уникальная беседа, а это будет так же шикарно утрачено, как и все Ваши щедроты. Нужно записать.

-          Для кого?

-          Для будущего, конечно. Я давно уже делаю подборки из Ваших высказываний. Веду незаметно съёмки. Вы же сами разрешили желающим пользоваться кинокамерами. Когда-то это станет бесценно.

-          Вы меня не поняли. Я спросил: для кого?. Если для тех, кто это поймёт, то тут же такое становится типовым товаром. Те, кто тренируют у себя только одну и ту же точку отсчёта интеллекта, назовут подобное шизоидным бредом.

-          Даже такое высказывание нужно записать!

-          Вы слабо осознали интеллектом сам интеллект, - продолжил я уже в студии, к нескрываемому удовольствию Николая Фёдоровича.

-          Поясните.

-          Лучше всего начать с Вашей профессии. Первый прокол в том, что органы восприятия вы игнорируете умом. В зрении, например, есть свои законы. Это я говорю тоже умом, но ум, так же как у Бхригу, служит здесь зрению. В восторге или в праздник зрение смешается к простору и доминанте трёх цветов раскрытия: голубому, желтому и пурпурному. Ему при этом нужна широта, далёкий обзор. Вот я смотрю американские мордобои и комедии. Герой находится в успехе, а краски закрывающие: коричневые, синие, зелёные. Стерпит это зрение?

-          В кино показывается содержание осмысленное.

-          Но смотрим мы зрением и слушаем анализатором слуха. Как их выключишь!? Они напрямую связаны с физиологией. Не стоит потом жаловаться на хандру или заболевания. Болезнь органов и функций всегда вторична. Сначала заболевает печень внешняя. Она находится в восприятии, речах, поведении, реагировании. Впрочем это следующая темаИтак, интеллект может убивать восприятие.

-          А как быть с искусствоведением?

-          Здесь то же самое. Или интеллект служит органам восприятия и тогда он имне мешает.

-          Способствует.

-          Нет. Не мешает. Можно ли улучшить восприятие зрением поговорив об этом?! Зрение всегда Тут и Теперь. Оно имеет мгновенную сущность, а интеллект живёт только закреплением.

-          Разве интеллект не развивается в динамике?

-          Интеллект прежде всего базируется на уже ушедшем. Для этого есть память. Нет памяти, не будет мысли. Память закрепляет уже исчезнувшее, но только в его сухом отпечатке. Во- вторых,

-          Извините, Василий Васильевич, почему в сухом?

-          Если память воскресит весь комплекс, то это будет зримым, слышимым, обоняемым, осязаемым. Иными словами, память станет настоящим действительным миром. А пока сознание имеет два мира: действительный и склеенный интеллектом из теней ушедшего. Они слабо подобны, но несовместимы.

-          Почему?

-          Свойства противоположные. Действительный мир мгновенный, а мир ума скрепляется из фрагментов теми самыми тремя свойствами интеллекта: выборкой, однонаправленной линейностью и сортировкой.

-          Хотя бы два слово об этом. Лучше всего на примерах, чтобы зритель понял.

-          Опять Вы печётесь о гипотетическом зрителе. Ну, ладно. Однонаправленность и линейность смотрится: в прогрессе, в эволюции, в стремлении к добру, к истине, в иерархии и так далее.

-          Почему однонаправленность?

-          Человек убегает от плохого к лучшему, от зла к добру, от лжи к истине. Прошлое всегда рангом ниже. Мы говорим: Они находятся ещё в развитии наших далёких предков.

-          Теперь понятно. А как понимать выборку?

-          Сознание тренирует в органах восприятия фокусировку. Поэтому в школах напрягают учеников словами: сосредоточьтесь, не отвлекайтесь, будьте внимательны. Это звучит смехотворно, так как зрение, всегда тут и слух всегда наполнен. Школы - это спортзал интеллекта. Так в базу будущего интеллекта ложится выборка. Потом она получит конкретные имена: главное, ценное, особенное, достойное, элитарное, светское, эксклюзивное, модное и прочие.

-          Крепко! Но разве, например, мода не содержит

-          Зрение и красоту?

-          Да.

-          Зрение восхитится молча. Оно не умеет определять. Определять - это свойство интеллекта.

-          Вот и есть шанс помочь зрению осмыслением прекрасного.

-          Вернемся к той точке отсчёта интеллекта, когда он служит восприятию. Напомню Вам об Упанишадах. Там нет иерархии, так как нет линейности. Итак, я допускаю осмысление восприятия. Это будет чудесное сосуществование наших инструментов сознания. Например, восприятия ароматов не мешает зрению. Напротив, зрение способствует своим единением с обонянием. То же самое происходит со слухом, вкусом. В природе тоже есть такое, например, содружество пчёл и цветов. Каждый получает только благо от общения. Теперь вернемся к возможному благу между органами восприятия и умом. Помните, пчела служит опылению, а цветок отдаёт нектар. Пчела соответствует законам существования цветов. Рассмотрим интеллект. В нем два принципа существования: законы в себе и законы для восприятий. Какими законами пользуется мода?

-          Трудно сказать. Мне кажется, что, если мода в рамках культуры, то она способствует зрению.

-          Это желаемая догма. А факт? Если ум будет соответствовать законам зрения, то он должен исключить особенное. Нет в зрении особенного. Ум должен исключит модное. Нет в зрении и иерархии.

-          Крепко! Как же ум поможет развитию вкуса восприятия?

-          Уже в этом звучит насилие.

-          Почему?

-          Как может ум помочь тем, чего нет в его законах и свойствах?

-          Но все стремятся к образованию и культуре.

-          Какое мне дело до всех! Эти слова от лукавого. Много людей с одними принципами, но это всего лишь один человек. Здесь количество не имеет смысла истины. У всех одно и то же качество. Произнесли Вы эти слова инстинктом ума, в котором подразумевается, что в среде одного и того же количество порождает качество силы. Отсюда происходит насилие над молодым поколением. Они стремятся к совершенствованию, а им подсовывается неосмысленно интеллект. Дети доверчивые, а родители безмозглые, хотя служат уже уму.

-          Даже не знаю, как такое интервью выпустить в эфир.

-          А другу расскажите?

-          Конечно.

-          Почему?

-          Он поймёт.

-          А если таких друзей много?

-          Тогда эта тема будет изумительной.

-          Кому тогда нужна Ваша передача?! Кроме того, Вы боитесь своим инстинктов одного и того же человека, но в больших количествах ему подобных.

-          Это верно.

-          Забудем про них. Каждый живёт своё. Не искушайтесь на навязывание. Это пахнет насилием, когда у вас власть эфира и телевидения. Слышащий, да услышит.

-          Обидно, что такое

-          Всему своё время.

-          Для будущего?

-          Нет, я прагматик. У любого человека будущее уже тут. Они уже получают своё, - говорит Иисус Христос. В вашем радении за других говорит насильник. Такое я встречаю часто. Ко мне подходят и спрашивают, как помочь пьющему мужу, не жизнерадостной маме, не увлекающимся детям.

-          И что вы им отвечаете?

-          Я спрашиваю, знают ли они своего мужа, или сына, или мать. Коварный вопрос.

-          Почему, коварный?

-          Если она знает мужа, то начнёт угощать его спиртным. Каждый живёт свою жизнь. Она же беспокоится не о нём, а о своей устойчивости. Частью её устойчивости является муж. Вот она и мнёт его под себя. Инстинкт.

-          Откуда берётся такой инстинкт? Врождённый?

-          Нет. Это образ свойств ума, живущего своими законами. Помните двойственную возможность ума: служить себе и служить органам восприятия?

-          Так вот, ум, служащий себе живёт по свойствам формирования своего мира, то есть понятий. Затем он выплёскивает эти понятия на окружающий мир действительного. Одним из этих свойств является процесс понимания. Человек слушает, слышит, но говорит: не понятно. Почему?

-          Действительно, почему?

-          Слышимое, воспринимается умом. Входящие кирпичики ума всегда одинаковые. Это слова. Но дальше последует захват по законам ума. Если захват свершился, то человек восклицает: - Вот теперь всё понятно!. Ум идёт от захвата к захвату. В том и есть его разбухание, то есть развитие. Индифферентное ему безразлично.

-          Вот видите, Вы сказали развитие.

-          Размножение одного и того же. Принципов захвата всего три.

-          Два мы уже знаем. Не известен третий. Вы назвали его сортировкой.

-          Ум служащий себе сортирует на положительное и отрицательное. Виды положительного: добро, истина, друзья, здоровье, успехи, счастье, любовь Лиц много, но для ума в понимании они все оголяются до положительного. Виды отрицательного: зло, ложь, враги, болезнь, неудача, несчастье, злобаЛиц здесь столько же и не больше, чем положительных категорий. Они также упрощаются до примитива в отрицательном. Дальше следует четыре закона линейного захвата.

-          Это уже усложненная наука.

-          Ничуть. Эти законы знает любой школьник из азов алгебры. Хорошо или плохо когда, торжествует добро?

-          Хорошо.

-          В законах мышления это выражено как: ( + ) ( + ) = ( +). Так же будет с уничтожением болезней : ( - ) ( - ) = ( + ). Тоже хорошо. Подобное произойдет с уничтожением добра. То есть ( - ) ( + ) = ( - ). Уничтожать добро не хорошо. Остаётся последний закон связи: ( + ) ( - ) = ( - ), то есть укреплять злодеев нехорошо. Вот и всё. Ни единой капли к этим законам вы не добавите кромепротивоположных, но тоже четырёх. Эти противоположные высказывания принадлежат Иисусу Христу, Мухаммеду, Будде, Лао-Цзы, коанам, сутрам Упанишад и Веданте. Дальше вместо плюсов ставьте всё положительное, а вместо минусов всё отрицательное. Можете запрограммировать компьютер. Он вам напишет логические и этические, философские и художественные произведение с не меньшей красочностью и многообразием, но отличится точностью и непогрешимостью. Иными словами он превзойдёт человека.

-          На это нужно упражнение.

-          Не затягивайте. Это очень просто. Я написал две книги для практики: Второй интеллект и Ключ. Однако теперь пора вернуться к искусству.

-          Жаль.

-          Уверяю Вас эта практика крайне простая. Зато вы поймете несовместимость в высказываниях, например, Иисуса и верующих, Мухаммеда и служителей исламу, Будды и буддистов. Вы поймёте, чем отличаются созидательные процессы от разрушительных и почему искусство может уничтожать людей.

-          Искусство всегда служило возвышенному и добру.

-          Это аксиома, с которой я не согласен.

-          Такое назначение я вижу у искусства, иначе оно теряет смысл.

-          Вот видите, вы говорите о смысле. Итак, мы имеем два вида искусства: смысловой и художественный. Смысловой вид всецело поставлен на содержании. В нем заложен интеллект. Ему противоположен художественный. В нем основой ложится восприятие.

-          Разве в художественном произведении нет смысла?

-          А Вы способны написать балет по математике, или рассказать эмоцию словами?

-          Но люди говорят о кино или балете.

-          Только потом после просмотра картины. Да и то не каждый человек захочет марать восприятие разговорами. При переходе на осмысление эмоция и впечатление исчезнут. Вот и выбирай: или впечатления, или слова с содержанием.

-          Пожалуй, Вы правы. Как это я раньше не заметил! Так просто. Часто, ведь, было, когда после сильно впечатлившей картины, хочется уклониться от умников. Теперь всё понятно. Но Вы сказали о возможной вредоносности искусства.

-          Да. Если это художественное произведение, то оно рассчитано на непосредственное восприятие. Инструментом тому становятся зрение и слух. У зрения и слуха свои законы. Они вне ума. Ум может лишь не помешать. Например, при закрывающей теме уместны цвета зелёный, красный и синий. План должен быть укрупненным. Посмотрите американское кино. Оно всецело не художественное, а смысловое. У них нет дара к эмоциональной гармонии. Советские фильмы были художественными. В них есть тема, но расчёт шел на восприятие. Только при застойном периоде нарушилась гармония восприятия. Темы стали смысловые, то есть интеллектуальные.

-          Но фильм мы смотрим всё равно зрением.

-          Да и слушаем слухом. Но зрение имеет два вида. Один из них представляет сознанию восприятие, а другой служит интеллекту. Должен Вас огорчить, но эти два вида исключают друг друга.

-          Почему? Это же все равно зрение.

-          Когда работает во главе всего интеллект, то органы восприятия ему служат. Эмоции тут же исчезают. Физиология упрощается до примитива двойственных отношений. Начинается не только сухое безэмоциональное существование, но и деградация живого организма в сторону неживого. Теперь человек упрощает себя до заболеваний.

-          В этом и есть вредоносность искусства?

-          Да. Искусством можно тренировать будущее заболевание.

-          Нужно уточнить. Странно это слышать.

-          Не удивительно. С началом фазы развития народа, идущей после силовой, главным стали ценности и красочное многообразие. Это ощутили инстинктом деятели искусства, и начала расти чванливость в их рядах. Так из созидателей они превратились в дармоедов, восхваляющих себя. Однако это стало не безобидным. Искусство стало служить смыслу и нарушать гармонию восприятия.

-          То есть упражнять зрителей к болезням?

-          Точно так. Разве смысл ведёт к болезням. Тогда все учёные должны быть больными.

-          Учёный не подчиняет органы восприятия для служения уму. Поэтому учёные не ставят художественных произведений. Нет риска. Режиссёр рискует злоупотребить доверием зрителя. Это нужно чётко осознавать.

-          И всё же в любом кино есть смысл.

-          Как видно я зря потратил время. Вы стали на предвзятость и догмы с печатью непогрешимости. Я всегда уклоняюсь от общения с правильными и справедливыми людьми. Они - насильники. Правота всегда личная. Но они бесчестно преподносят её именем народа, человечества, будущего, красоты, гармонии.

-          Есть одинаково мыслящие и одинаково воспринимающие.

-          Опять догма. Нет одинаковых эмоций, так как нет эталонов на них. Можно лишь догадаться на базе прошлых личных переживаний об эмоциональном состоянии человека. Я ввёл это первым законом замкнутости: нельзя передать свою эмоцию другому человеку; человек обречён переживать эмоцию только внутри самого себя. Это по поводу общих восприятий. По поводу интеллекта тоже есть закон замкнутости. Я назвал его вторым. Человек способен понимать лишь сам себя.

-          Ну, это уже слишком! Мы отлично понимаем друг друга. Даже теперь в нашей беседе есть общие понимания.

-          В том-то и подвох. Если бы здесь сидел человек из другой области интеллектуального саморазвития, то он ничего бы не понял. Ребёнку бы вообще стало скучно, но он тоже человек. Почему?

-          У ребёнка нет

-          Развитого ума на эти темы. То есть он не прошел самосвершение именно в этих темах.

-          Как же люди общаются?

-          Только на равенстве законов интеллекта. Слова разные, но прикрепляются они в понятия одними и теми же инструментами ума. Одинаковость законов ума и есть гарант понимания. Помните, я говорил о зеркальном интеллекте, в котором находятся высказывания святых писаний?

-          Помню. Но нужно потренироваться.

-          Вот видите. Вы меня понимали с трудом. Вы интеллектуально образованный разносторонний человек, но наткнулись не на моё понимание, а на собственную замкнутость. Вы замкнуты законами ума. Он одинаков у всех подобных Вам. Это создаёт видимость, что вы общаетесь и передаёте информацию. По сути, все вы и есть только один человек в сфере интеллекта. Вам даже святые писания недоступны. Нечем соответствовать, написанному в них. Нет иных законов в собственном интеллекте, кроме двухполярных. Но вернемся к смысловому искусству. Оно всецело для двухполярного интеллекта. Риск в том, что сам интеллект имеет две стороны. Одна его деятельность направлена для себя и несёт только отрицание. Это интеллект в себе.

-          То есть человек размышляет в себе.

-          Нет, - непроизвольно рассмеялся я, - Человек размышляет вместе с такими же как Вы и приглашает к тому зрителя. Это свойство интеллекта, когда он подчиняется только трём законам. Эти законы служат полярности только на отрицание.

-          Критику?

-          Опять мимо. Может быть, прекратим беседу? Не обижайтесь, но Вы, занимаясь искусством, не разобрались в пустяках, без которых нет смыслового искусства. Другое дело художественный фильм, там нужен не ум, а душа.

-          Вы требуете от сценариста, режиссёра и артистов душу в фильме?!

-          Тут одно из двух: если нет таланта души, то автоматически фильм будет смысловым.

-          А если это художественный фильм?

-          Это будет обманом. На деле название не будет соответствовать фильму.

-          Хочется всё же разобраться в смысловых фильмах. Не обижайтесь, Василий Васильевич.

-          Вот видите, Вы опять делаете промах. Как я могу обижаться?! Как может, прыгающий на сто метров, обижаться на мировые рекорды в десять метров? Мы не на равных не в иерархии, а в инструментах мышления. Но сделать попытку я всегда готов. Задумайтесь об интеллекте, то есть о смысловом кино. Можно словами вызвать чувство счастья, любви, одухотворённости?

-          У меня такое не получится, иначе я влюблялся бы по разговорам и был счастлив от бесед.

-          У других то же самое. Теперь посмотрим на зрителя в смысловом кино. В первую очередь не должны нарушаться законы зрения и слуха, если Вы оператор, режиссёр фильма или звукорежиссёр.

-          Это теперь понятно. Но как они соответствуют уму? Слух со зрением пытался ввести в гармонию Скрябин. Есть светомузыка.

-          Про светомузыку пока говорить не надо. Там собрались технари. Нет у них души в слухе. Нет у них души в музыке. Иначе они были бы композиторами и художниками. Скрябин был композитор.

-          Значит умо-зрение и умо-слух тоже имеют свои законы?

-          Здесь ум диктатор. Всё идёт по его законам. Но ум не должен нарушать законы зрения. Китайцы говорили: - Глаза - это дырочки печени. Если фильм нарушит законы зрения, то ударит незримо по физиологии. Кроме того, ум не способен вызвать положительную эмоцию. Вот почему я говорил о первичности художественных фильмов. Смысловые фильмы тренируют алчность или отрицание.

-          Как это?

-          Вы можете разговором разозлить человека?

-          Могу.

-          Значить влюблённым, или счастливым разговорами Вы его не сделаете, а отрицательную эмоцию вызвать можете. Делаем вывод.

-          Смысловое кино может вызвать к кому-то негодование, ненависть, презрение, уничижение. Это отрицательные герои. А как быть с положительными героями?

-          Если словами вы умом не способны вызвать счастье, то на что вы можете рассчитывать?

-          На ожидание лучшего! - воскликнул он, - Теперь понятно. Зритель наполняется надеждой, отождествляя себя с героем, или веря герою.

-          Вот и всё. Эмоции конкретной не будет, как в художественном фильме. Зритель тренирует в смысловом кино очень много отрицания в конкретике, и лишь ожидание в положительном. Не равновесно такое сочетание. Вот чем математика благороднее, чем смысловое кино. Математика не тренирует отрицание в конкретной живой повседневности. Так искусство становится угрожающим. Я ещё выпустил патологию кино, когда режиссёр и сценарист мутанты. Они будут насаждать своё добро и свою справедливость.

-          А если зритель не предрасположен?

-          Это другая тема. Может быть поговорим потом. Так как здесь звучит тема воспитания и педагогики, морали и эстетики, культуры и этики. Но всегда помните, что восприятие и ум противоположны и исключают друг друга даже физиологически.

 

* *

 

*

Подобных встреч с режиссёрами, художниками, писателями, поэтами, музыкантами у меня огромное количество. Не только по долгу президента, но и как человек я с удовольствием и много общаюсь.

Удивляет во всех беседах то, что все аксиоматически ставят себя в созидатели. Все за добро. Откуда же тогда берётся зло?

В школах воспитывают к добру. Искусство предназначено для добра. Религия о добре. Политика заботится о лучшем. Правоохранительные органы вообще всецело служат ради добра. Создают семьи ради лучшего. Получают профессии не во зло. Живут надеждами на добро и лучшее. Может быть с неба сыпется зло на всех без исключения помимо их воли?

Следовательно, сама постановка себя каждым человеком неосмысленная. Нет зла со стороны.

Искусство точно так же может воспитывать зло, несмотря на самоуверенность режиссёров и сценаристов. Искусство страшнее разбоя. К хулиганам есть недоверие, а к искусству его нет. Каждый человек с доверием садится возле телевизора и верит корреспондентам, содержанию кино и телепрограмм.

Настолько огромная весомость телевидения в жизни каждого, что воспитание добродетелей должно идти полным ходом. А преступность растёт!

Примитив дядей и тётей, дорвавшихся до средств массовой информации, обернулся ростом преступности.

Чего нет у этих дядей и тётей?

Сразу заметна бездарность в восприятиях. Они не тренируют созидательность в эмоционально-психической сфере духа Человека. Это им не дано, иначе преступление было бы чуждо телезрителям так же, как вы не пойдёте по улице нагишом.

Сразу заметна бездарность в интеллекте. Они не знают законы того органа, которым зарабатывают свой кусок хлеба.

Им некому ответить, так как в их руках средства печати и телевидения. Они не содрогаются от факта роста преступности. Они настолько не критичны, что не понимают того, что иных средств информации кроме тех, которыми обрабатывают они народ нет. Их всех избаловала чванливость назидателей. Они судьи!

Не пора ли с них спросить за их преступность.

 

4.4.      Социум.

 

Мне предложили сделать доклад в Думе. Я долго колебался, но мне объяснили, что это будет для людей интересующихся мышлением и возможностями науки.

Зал был достаточно большой, но заполнен посетителями слабо. Это говорило о том, что законы мышления депутаты уже постигли и теперь их реализуют на народе.

Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы заметить степень примитива в спектаклях Государственной Думы. Как на плохом хоккее они гоняют шайбу клюшкой народ в свою пользу ворот демократии. Но как им довести до сведения, что они используют недоразвитый интеллект, имеющий уровень злостного обывателя? Они уже имеют права навязывать те формы социальных отношений, которых полно даже у злодеев. Даже сидевшие тут в зале имели непогрешимый вид.

Я уже хотел развернуться и уйти по принципу: Не мечите бисер перед свиньями, как поднялась женщина.

- Здесь несколько необычная форма поведения, Василий Васильевич. Не посчитайте, что мы судьи любому знанию.

- Мне не дано обижаться. Я прагматически отношусь к надобности того или иного вида знания. Согласитесь, что в политике собрались интеллектуалы. В том их назначение. А законы ума они не знают. Даже в древности упражнялись в ораторском искусстве. Так как в уме есть парадоксы. Один философ взял себе учеников и сказал им: - Я обучу вас так мыслить, что вы выиграете любой суд. Когда подошло время платить за обучение, то вдруг один из учеников отказался. Философ подал на него в суд. На суде ученик сказал: - Если я сейчас проиграю, то учитель нас обманул. Он сказал, что мы выиграем любой суд. Если я сейчас выиграю, то он обучает нас тому, чем сам не владеет. За что же ему платить?.

-          Давайте тогда отложим Ваш доклад и поговорим об этом в виде дискуссии, - предложила она.

-          Ленский является автором многополярности, - сказал кто-то из сидящих в зале, - Мы хотели бы услышать его доклад о возможностях новых технологий. Кроме того, есть основания ожидать, что многополярность базируется не на прежнем знании. Следовательно, есть перспектива и в развитии знания.

-          Вы правы, но лишь отчасти, - ответил я ему, - Но новое знание можно взять только отличающимся мышлением. Поэтому Вы поторопились заявить, что у Вас уже есть такие свойства ума.

-          А какое у Вас образование?

-          Хотя у меня семь профессий, но они не имеют к многополярности никакого отношения.

-          А где же Вы обучались?

-          Многополярности нельзя обучить. Это свойство движения мозга в своём развитии. Оно или состоится или нет.

-          А к какой партии Вы относитесь?

-          Политика- это одна из форм интеллектуальной деятельности. Дети развиваются в качествах, но у них нет ещё интеллекта. Они безошибочны в созидательности по своему духу, но руководят ими дяди и тёти. Юноши теряют чувствительность, но приобретают ум. Однако у них есть ещё остатки от духа адаптации и развития. Ими тоже управляют дяди и тёти. Затем ум торжествует у взрослых. Но он имеет две формы. У деятелей искусства ум служит органам восприятия. Не удивительно, что Мухаммед пророк считал себя поэтом. Здесь больше гармонии с позиции жизни. Есть ум, который служит только уму. Именно здесь угнездились политики. Они теряют эмоции непосредственного процесса жизни и уповают на копию от этого процесса. Зато они могут руководить. Быть членом партии с позиции полного охвата самих жизненных процессов ущербно. Поэтому я не могу выбирать худшее. Но в цикле развития человека есть ещё один ход дальше. Он начинается тогда, когда, пройдя первую двухполярную стадию, начинает осваивать законы органов непосредственного восприятия. Созидательность такого ума постепенно увеличивается.

-          Что-то новенькое, - иронически сказал тот же мужчина.

-          Поэтому я намеревался уйти отсюда. Вы аксиоматически считаете своё мышление как вообще человеческую возможность. На себе подобных вы её натренировали в вариациях одного и того же. Она имеет, оказывается, в себе противоположные достоверности и непротиворечия. Для этого я привёл вам пример. Ученик философа оказался тоже прав, как и философ. Эти две правды не совместимы. Следовательно, мышление в себе имеет различные, но несовместимые законы. Вы же, в любой беседе, будете следовать непротиворечивости. Как мастер ума Вы обязаны знать свои иные законы мышления, которые ваши же доводы опровергнут. Если в вас этого знания и владения нет, то вы превращаетесь в обывателя с примитивным мышлением. Тогда ваш хлеб не заслуженный и Вы из депутата превращаетесь в стадо свиней, грызущих друг друга в хлеву.

-          Мы вас пригласили не для выслушивания оскорблений.

-          Опять прокол. Кто виноват, что у Вас уже работает тривиальный механизм мышления. Возьмём другую точку отсчёта. Я сделал вам огромный комплимент. Вы способны есть траву?

-          В виде салатов.

-          А свинья ест любую, от которой вас стошнит. Она Вас в этом превзошла. Вы способны жить на четвереньках всю жизнь? А посмотрите на баранов. Они ещё и шерсть дают излишнюю как подачку человеку. До барана нужно дотянуть. Так что, называть человека свиньёй, или бараном, или коровой означает делать ему незаслуженный комплимент. Но вот Ваш ум сделал несколько примитивных и несправедливых произволов. Сперва, используя линейность мышления, поставил человека сверху. К счастью, бараны и коровы этого не знают. Ни один человек не может есть траву и пить воду, но производить молоко. Затем Вы взяли в уме отрицательное. Это его свойство. Теперь отталкиваетесь свойством ума от того, что по произволу иерархического расклада ниже. Не густо.

-          А вы хотите, чтобы нами руководили бараны?

-          С некоторых позиций было бы лучше.

-          Что это за позиции?

-          Баран не будет мешать, то есть не будет руководить.

-          Так вы анархист?

-          Вы и сами не знаете, что такое анархия. Анархисты исходили из гармонии созидательного сообщества. Представьте себе, что вы в кругу надёжных и проверенных друзей. Вам нужен в этом сообществе руководитель?

-          Среди друзей не бывает руководителей. Дружба тут же распадётся, - ответила женщина.

-          Теперь понятны анархисты? Там, где есть вражда и нет дружбы, нужна власть. Исключая вражду, они полагали, что люди, организующие власть и институты власти провоцируют людей на антагонизм. Поэтому они считали организаторов власти преступниками перед человечеством. Человеческие отношения полагают единения. Получается, что власть против единения.

-          Своеобразная трактовка анархии, - сказал другой мужчина.

-          И даже это относится к интеллекту. Если вы мастера мышления, то есть политики, то обязаны брать любые точки отсчёта мышления. Учёные тоже мастера мышления, но они применяют его к неживой природе. Политики их коллеги, но берут на себя большую ответственность. Они общаются с живым материалом. А инструментом является такой пустяк как интеллект. Неужели не совестно брать на себя миссию с примитивом в мозгах?!

-          Вас так и тянет на оскорбление.

-          Ничуть. Когда мастер спорта говорит начинающему, что он ещё никто, то это не оскорбление, а факт. Оскорблением будут слова, когда новичок уже считает себя аксиоматически мастером. В Вас говорит Ваша аксиома. Получив статус, Вы уже мните себя мастерами. Но вот я тут. Я предложил незаметно и беззлобно вам всем соревнование ума. И что же!? Оказывается, вы уже навешали на себя медали ума. А я вам уже успел показать, что даже простым прибавлением к уму вы не владеете. В чём ваше превосходство перед обывателями?

-          А что если этого ума вполне достаточно для того, чтобы руководить государством?

-          Это другой вопрос. Итак, иного ума, кроме примитива двухполярных отношений, вы не имеет. Зачем пришли на доклад по многополярности? Я сам отвечу за вас. По аксиоматическому самомнению в своём уме. Вы решили, что это и есть единственная форма мышления. Она может лишь варьировать усложняться разнообразится. Но вы не допускаете такого, когда эта форма становится несостоятельной и вредоносной. Вас не в чем упрекнуть, так как иного мышления в вас нет. Единственное мышление не встречает конкуренции. Отсюда, вся ваша правота и чванливость.

-          Опять он за своё.

-          А Вы, батенька, даже не имеете элемента выслушать иное мнение. Вы хотите, чтобы я вас хвалил? За что? Кто довёл государство до разорения? Вы скажите, что есть они. Ошибаетесь. У всех ваших оппонентов одинаковые мозги. Ваши оппоненты покажут на вас пальцем. У них такие же двухполярные формы мышления. Ельцин использует моё слово многополярность, а сам прёт линейным танком. Он ещё был в опале, когда Игорь Волк предложил ознакомиться с возможностями мастерства мышления в виде многополярности. Но вернёмся к разрушительным принципам. Они заложены в форме мышления. Вас всех избрали в депутаты по бузотёрству и по отрицанию. Никто не интересовался инструментом, ради которого вас назначают своими представителями. То есть экзамены на мозги вы не прошли. Вы честно применили именно это стиль мышления. Сомнению взяться было неоткуда. Теперь вопрос: а что если сам стиль мышления будет продуцировать разрушение? Приведу пример, Горбачёв не был композитором или художником, следовательно, использовал мышление. Результатом этих мозгов стал упадок. Ельцин тоже использовал не многополярное мышление, а такое же как у Горбачёва. Результатом стало окончательное обнищание масс народа. Теперь, если я вас начну хвалить против фактов, то вынужден признать в вас созидательность вашего мышления. Поэтому, я тут же показал на примере, что оно не единственное. Итак, на вопрос о достаточности и тех мозгов, которые есть у депутатов, я ответил. Судьёй становится факт ухудшения. Преступность растёт. Развивается детская бездомность. Люди труженики в шоке. Это ваши кормильцы. Неужели нет элементарной совести.

-          Совесть это категория не для политики, - засмеялся мужчина.

-          Опять прокол. Я имею ввиду сигнал в сознание идущий от фактов. Если факты говорят об ухудшении, то лучший вариант не мешать. Помните мы говорил о баране и я сказал, что он не будет руководить и этим принесёт огромную пользу. Если этим бараном будет президент России, тот народ сам вытянет разруху. Потом баран может приписать себе выход из кризиса. Каждый день народ идёт на работу. Не мешайте и не отнимайте. Уменьште число дармоедов и прекратите руководить. Вы ахнете. Всё пойдёт на подъём. Почему? Потому, что вы пишете законы таким органом, который вместо мастерства созидания гонит продукцию разрушения. Остальная вся трескотня на базе одних и тех же мозгов. Вас много, но это один и тот же ум-разрушитель. А теперь о результатах многополярной технологии. Она начинается с мышления и доходит до приборных и технических решений.

Дальше я, как и обещал, сделал доклад на базе научного эксперимента и факта. Доклад звучал как фантастика до такой степени, что интерес стал падать. Это тоже закономерно. Если сказать, что вместо одного цветка можно на этой же площади собрать букет, то это впечатлит. Но если сказать, что с этой площади можно брать цветов сколько хочешь и яблоки ещё растут, то тут же становится не интересно. Научные протоколы всегда разобьются о характер Человека.

-          Вы нас заинтриговали, - подошло ко мне несколько человек после доклада.

-          Я тут ни при чём. Вы нашли себя в моих высказываниях. Это свойства иных точек отсчёта вашего ума. Я всего лишь проявитель.

-          Не будет проявителей, не будет и вариаций ума, - сказала женщина, организовавшая встречу.

-          Подозреваю, что Вы под этим подразумеваете учительствование. Кто был учителем у Гегеля? Кто был учителем у Иисуса Христа, у Будды, у Мухаммеда, у Моисея? Учителя есть только в пределах изначальных и типовых принципов ума. При достижении меры развития двухполярных мозгов учить некому. Самодвижение ума- это единственная надежда и единственный шанс. Нельзя, например, выучить диалектику. Ум или созреет до того, что ощутит в добре зло, а в зле добро, или останется в линейности, когда от зла нужно убегать к добру. Выучит это нельзя.

-          Хотелось бы ещё побеседовать с Вами.

-          Теперь мне некогда.